История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

На протяжении истории развития духовной музыки складывались определенные традиции, направления и стили. В течение многих веков в католической церкви используется особый вид литургического пения – григорианский хорал. Он представляет собой неотъемлемую часть наследия древней Церкви. Эти культовые напевы составили основу богослужебных музыкальных традиций католицизма.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

История и возникновение термина

В раннехристианских литературных источниках григорианский хорал определялся как певческий стиль римского происхождения и назывался cantus romanus или cantilena romana. Впоследствии этот канонизированный свод мелодических напевов получил широкое распространение не только на территории Рима, но и далеко за его пределами.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Название хорала происходит от имени Григория I Великого (540-604 гг. н. э.) Но термин принят спустя 300 лет после его смерти. Также Григорию Великому нередко приписывается авторство песнопений. Однако это неверно. Безусловно, он внес значительный вклад в развитие музыкальных католических традиций, но не сочинял произведения самостоятельно.

Его роль заключалась исключительно в отборе и редактировании напевов, которые впоследствии стали фундаментом. Папа Григорий Великий, который также известен под именем Двоеслов, утвердил основную структуру, систематизировал проведение католических богослужений, упорядочил по датам церковного года христианские мелодии и тексты для духовного чтения.

Принято считать, что григорианский хорал – музыкальный символ Средневековья. Однако корни этой традиции уходят значительно дальше – еще ко временам поздней Античности. Именно тогда на Ближнем Востоке начали образовываться первые христианские общины. Предпосылкой для создания и распространения этого жанра послужило желание папской власти упорядочить музыкальную сторону богослужения.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Слова григорианских песнопений

Литургические напевы римской католической церкви исполняются на латинском языке. Тексты преимущественно прозаические. Как правило, это хвалебные гимны, молитвы, отрывки из Вульгаты, а также более ранние латинские переводы Библии. Значительную роль играют тексты из Псалтири.

Фонетика также имеет некоторые особенности. В процессе исполнения распеваются не только гласные звуки, но и так называемые полувокальные и носовые. Самые важные смысловые акценты подчеркивались особым обозначением — эписемой. Это помогало выделить главные элементы и продлить определенные тона.

Музыкальные особенности григорианики

Классическое пение в этом жанре подразумевает близкое к разговорной речи одноголосие с элементами речитатива. Со временем стиль немного менялся под влиянием ладов народной музыки. Отдельные исполнители вносили собственные интонационные обороты и мелодические украшения, обогащая классическую структуру церковных гимнов.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Основу католического напева составляет текст молитвы или хвалебного текста. Музыка опирается исключительно на слова богослужения. Однако есть некоторые особенности. По типу мелодического изложения григорианские хоралы можно разделить на несколько групп:

  • силлабические — каждый слог сопоставляется с музыкальным тоном, что позволяет добиться четкости восприятия речитатива;
  • невматические — возможны распевы одного слога на две или три ноты; это помогает достигнуть легкости и непринужденности;
  • мелизматические — особый тип исполнения, в котором допускается импровизация, а количество распеваемых нот на каждый слог не ограничивается какими-либо правилами.

Послушайте и сравните григорианские хоралы:

Песнопение «Alleluia. Magnus Dominus» относится к мелизматическому типу изложения мелодики.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Это произведение отличается импровизационностью и относительной свободной в сравнении с более ранними аскетичными творениями католических монахов.

А теперь представлен невматический тип мелодического исполнения. Это офферторий «Populum humilem».

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Он отличается легкостью восприятия текста и строгостью.

Однако разграничения по стилям весьма условны. Каждый отрывок можно охарактеризовать, опираясь лишь на преобладание определенного сопоставления нот и слогов. Разделение мелодических отрезков строго соответствует границам смысловых отрывков текста.

Особенности исполнения

Церковные произведения вобрали строгость и аскетизм раннего христианства. Изначально католические хоралы исполнялись исключительно монахами. Позднее песнопения стали доступны и обычным прихожанам.

Несмотря на одноголосное изложение, церковные песни часто исполняются хором. Есть два основных вида воспроизведения:

  • респонсорное — чередование сольного и хорового пения;
  • антифонное — попеременное звучание двух групп исполнителей.

В богослужениях применяются оба вида. Кроме того, григорианский хорал, как символ средневековья, стал основой для развития музыкальных церковных традиций. Он послужил определенным тематическим каркасом для создания многих полифонических произведений, которые впоследствии обогатили католические службы.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Развитие нотной записи

Несмотря на эволюцию нотного письма, григорианский хорал по сей день записывается по тому принципу, которым руководствовался Гвидо Аретинский в XI столетии — на четырех строчках.

Учитывая небольшой диапазон песнопений, в пятой строчке нотоносца не было необходимости. Примечательно то, что при записи обозначается лишь приблизительное местоположение звука, а точная длительность не указана вовсе.

Ключ показывает начальную ступень, которая служит отправной точкой для дальнейшего пения.

Однако такой способ изложения появился не сразу. Поначалу церковные произведения записывались без нот в тонариях и градуалах, которые представляли собой памятки для исполнителей и сборники гимнов.

В X веке появляется невменная нотация — фиксирование музыки при помощи специальных обозначений, подставляемых в тексте. В XII столетии получает широкое распространение более совершенная нотация — квадратно-линейная.

В ней появляется отображение ритмического рисунка, а направление мелодического движения становится более определенным. Теперь исполнители точно понимали, сколько нужно выдерживать очередную ноту.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Влияние хоралов на дальнейшее развитие музыки

Музыка григорианского хорала значительно повлияла на развитие культуры Средневековья и эпохи Возрождения.

Крупнейшее направление, сформировавшееся под воздействием католических традиций, — это барокко.

Аскетизм и строгость обогащается витиеватостью и причудливостью, импровизация получает широкое распространения, а одноголосное пение совмещается с полифонией. Музыка приобретает более свободный стиль.

Знаменитые распевы

Многие европейские и русские композиторы использовали григорианские хоралы в качестве основной темы для своих произведений. Одним из самых известных считается Dies Irae, что в переводе значит «День гнева».

Автор хорала неизвестен, но первые упоминания датируются серединой XIII века.

Тема этого песнопения послужила основой для импровизационной разработки произведений таких композиторов как Верди, Моцарт, Рахманинов, Брамс, Берлиоз, Лист и многих других.

Еще один знаменитый григорианский хорал — Ave Maria. Традиционное католическое богослужение включало несколько вариантов распева этого текста. Одно из самых известных в дальнейшем использовалось многими композиторами, в том числе Бахом, Шубертом и Верди.

По мнению преподавателя григорианики в Эссенском университете искусств Штефана Клекнера это направление нельзя назвать устаревшим. Строгие католические песнопения обладают простотой и красотой, что позволяет «очистить слух».

На вопрос «Почему григорианский хорал приобрел такую популярность?» профессионал отвечает, что для многих такие мелодии стали неким успокоительным средством. Благодаря чему католические распевы можно смело назвать музыкой будущего.

Источник: https://www.syl.ru/article/378993/chto-takoe-grigorianskiy-horal-istoriya-grigorianskogo-pesnopeniya

Возрождение древних распевов

Еще совсем недавно знаменное пение считалось практически забытым видом древнерусской церковной музыки.

Сегодня оно становится несколько более известным — концерты и вечера духовных песнопений, организованные старообрядцами, делают его доступным всё более широкому кругу слушателей.

Однако до полноценного  признания знаменного пения, как основы церковного певческого искусства, еще очень далеко.

Вместе с тем, в истории мировой культуры имеется ряд примеров полноценного возрождения древних, практически забытых форм искусства, вновь ставших актуальными и востребованными. О некогда забытом, а ныне широко известном григорианском распеве, историк  Глеб Чистяков беседует со специалистом в области старинной музыки Даниилом Рябчиковым

Расскажите о корнях и происхождении западного церковного пения. Действительно ли изобретение литургического монодийного пения, известного как григорианское, принадлежит римскому папе Григорию Двоеслову? Если нет, то с чем связано это предание?

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётсяДавайте сначала попробуем определиться с понятиями. Во-первых, не стоит отграничивать литургическую монодию западной церкви только григорианским пением (монодия — унисонное пение, унисонная музыка без употребления гармонических многозвучий — прим. ред.). Существуют еще мосарабское, старо-римское пение и т.д.

Специалисты для описания этой традиции чаще всего используют термин, предложенный авторами XIII века — cantus planus, буквально «плавное пение». То есть то пение, какое, по словам Иоанна де Грокейо, не совсем правильно измерять точно.

Речь здесь идет, прежде всего, о ритме. Скажем, многоголосие определялось как musica mensurata, буквально: измеряемая музыка, т.е. та музыка, длительность которой можно и нужно измерять для исполнения.

Возвращаемся к cantus planus. Именно от этого средневекового латинского словосочетания родился, например, термин plainchant, которым на английском языке обозначают литургическую монодию.

Далее, говоря о григорианском хорале, отмечу, что вариант «ГрЕгорианский» — калька с английского и других европейских языков.

Папа Gregorius (Gregory) на русском языке будет звучать как ГрИгорий, поэтому и пение — григорианское.

Впрочем, папе Григорию I c русской традицией не везет — у нас его иногда принято называть «Двоесловом», но это наименование — результат недоразумения. «Двоеслов» — это перевод на русский греческого слова да-да — Диалог (или Беседа). Под таким названием было написано самое известное произведение Григория I.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

На одной из первых франкских литургических рукописей, копировавших образцы римского пения (вероятно, тогда же и привезенного), была найдена надпись, предваряющая сборник: «Gregorius presul composuit hunc libellum musicae artis».

Вероятнее всего, речь шла о папе Григории II (понтификат 715-31), или, возможно, папе Григории III (731-741).

Папа Григорий I был куда более известен, особенно среди британцев, составлявших существенную часть интеллектуальной элиты каролингского двора.

В дальнейшем благодаря активности Карла Великого, издавшего несколько распоряжений касательно нового общего для его империи литургического пения и последующих каролингов (королевская  династия в государстве франков — прим. ред.), григорианское пение утвердилось на многие века как пение  католической Литургики. Первые образцы григорианского пения находят в рукописях рубежа IX-X веков. 

В чем особенность древнего григорианского пения и его древней нотации. Всегда ли оно было унисонным?

На вопрос об особенности, как мне кажется, я частично ответил выше.

Добавлю только, что григорианское пение строится на системе 8 ладов, изначально заимствованной из греческого Октоиха (Октая по-старорусски — прим. ред.), но существенно переосмысленной.

Со временем попевки из одного лада могли оказываться в другом, и лишь некоторые особые попевки могли сохраняться только в одном из ладов.

Лад определялся двумя нотами — реперкуссой и финалисом. Финалис — последняя нота, ладовый центр. Реперкусса — та нота, на которой идет литургическое чтение в этом ладу.

Первые «тонарии» с музыкой в каждом из ладов появляются буквально в то же время, что и первые памятники собственно григорианского пения.

К тому же времени (середина IX века) относят и первые теоретические работы по 8 ладам на латыни, например, De octo tonis неизвестного автора первой половины IX века.

Пение это не обязательно было унисонным. Иногда оно могло исполняться соло, иногда поочередно солистом и хором (респонсорий), иногда двумя хорами (антифон).

Надо понимать, что то, что мы можем называть «грегорианским пением» — результат долгое время не прекращавшейся традиции литургического творчества.

Уже в IX веке появляются новые жанры, такие как «тропы» и «секвенции», которые сначала принимаются в штыки и осуждаются местными соборами, а затем занимают существенное место в средневековой литургической монодии.

Читайте также:  Как достойно представить себя на конкурсе: что необходимо знать, ошибки

Если переходить к нотации, то снова придется вспомнить о многонациональной империи франков. Вероятно, именно нужда в глобализации, в стандартизации литургической практики по всей империи дала толчок к изобретению невменной нотации. Знаменитый Исидор Севильский в VII веке писал о том, что музыку нужно запоминать, поскольку записать ее нечем.

Нотация развивалась непрерывно, и то, в каком виде мы видим ноты григорианского пения сейчас — четырехлинейная невменная квадратная нотация — детище XIII века и пятивековой (к тому времени) традиции развития нотации.

Основная нотационная проблема того времени: что выражают собой ноты? То, что слышится, или то, как поется? Первая традиция («то, что слышится») сейчас является преобладающей, поэтому нотация современная точно передает звуковысотности и относительную длительность музыки.

Хуже она передает мелизмы (музыкальные украшения, не составляющие основной мелодии — прим. ред.), и уже совсем не указывает положение гортани певца, глубоко или близко формируется гласная, поется та или иная согласная. Возможно, сам подход к нотации формирует наше музыкальное восприятие, и те мелочи (для нас мелочи!), которые мы уже не различаем, были основой нотации «того, как поется».

«Григорианская» нотация долгое время была компромиссом. Сначала, возможно, более тяготеющим ко второму варианту, с четкой детализацией мелизматики, с ликвисцентными невмами, обозначавшими пропеваемые согласные — ликвисцентные звуки, и т.д.

Затем, с развитием точного изображения звуковысотности, начала превалировать тенденция записывать музыку «так, как она слышится». Квадратная нотация XIII века четко отображает звуковысотность, фразировку. Она все еще неточно отображает ритм (но для «плавного пения» это и не нужно).

И от старых невм, отражавших способ пения, квадратная нотация сохранила только одну — «плику», обозначающую особый мелизм. 

Каким образом на западе удалось возродить интерес к григорианскому пению и сделать его не только употребляемым, но и популярным? Возможно ли подобное возрождение для знаменного пения в России?

Началось все с Франции. После прихода к власти императора Наполеона Бонапарта и его союза с Римским Папой Пием VII (и последующими конкордатами) наступило, пожалуй, католическое возрождение во Франции.

И, соответственно, возврат к более ранним традициям — сначала тридентским, затем уже были подняты рукописи XI-XIII веков.

Исследователи певческих рукописей нашли немало поздних искажений и способы очистки от них древних песнопений.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

Следующим шагом были редакции и издания, осуществленные Солемским аббатством с 1883 до 1914 гг. Такой всеобщий интерес и доступность солемских сборников привели к выпуску уже официальных ватиканских изданий в начале XX века. Изучение григорианики, дебаты о редакциях, изданиях и нотации продолжаются, но основное сделано было именно тогда.

Вот схема изучения и популяризации этого древнего пения: от интереса немногих к научному изучению, от научных изысканий к изданию рукописных памятников, от издания  памятников в публикации адаптированных и доступных для употребления редакций, и так далее, уже для массового использования и широкого певческого употребления.

В ситуации со знаменным пением все еще недостает и научных работ, и доступных редакций (их количество не сравнить с солемскими изданиями).

Мне представляется, что основные усилия по популяризации знаменного пения нужно направлять именно в эти области: научное изучение, палеографию, прежде всего, и затем изданию доступных более широкой публике разнообразных редакций знаменных песнопений.

И хорошо бы, чтобы эти издания были осуществлены под эгидой церковных объединений, например, Московской Митрополии Русской Православной старообрядческой    Церкви, или Московской Патриархией, как это было с ватиканскими сборниками григорианики. 

С чем связано широкое употребление григорианских мотивов и манеры исполнения в современной электронной и вообще популярной музыке?

В действительности, это довольно забавная и достаточно недавняя история. Ей буквально 20 лет. Известный  новатор в области электронной музыки Мишель Крету выпустил первый диск своего проекта Enigma, на котором скрестил электронику, нью-эйдж и григорианику, и довольно неожиданно стал популярным.

В 1993 ансамбль старинной музыки Sequentia записал очередной диск с музыкой Хильдегарды фон Бинген, который был назван Canticles of Ecstasy (Песнопения Экстаза/Экстатсиса ). Неожиданно диск с тонкой и григориански ориентированной музыкой стала покупать молодежь. Он разошелся сумасшедшим тиражом для средневековой музыки — более 500 тысяч экземпляров.

Маркетологи Deutsche Harmonia Mundi довольно быстро сориентировались и выпустили слоган «Chill to the Chant» специально для этой публики. Был тотчас же выпущен сборник с тем же названием, что и сам слоган, и подзаголовком «The Magic of Gregorian Chant» (Магия Григорианского пения). Так вот закрутились колеса шоу-бизнеса.

Во второй половине 90-х годов появились такие проекты, как Gregorian.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётсяИстория григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётсяСегодня главными популяризаторами знаменного распева являются старообрядческие хоры. Каждый год на Рогожском проходит вечер духовных песнопений, выпущена серия дисков молодежного старообрядческого хора, старообрядческие коллективы из Москвы, Новосибирска  и Нижнего Новгорода принимают участие в самых разных певческих фестивалях. И всё равно знаменный распев пока остается уделом древлеправославной традиции. В новообрядческих храмах, что называется, он не идёт, вызывает отторжение. С чем, по-вашему, это связано?

Знаете, у меня было несколько разговоров со священниками и регентами на эту тему. Здесь только нужна воля с — одной стороны, объяснения (почему именно так) — с другой и доступные для непросвещенной музыкантской публики издания — с третьей (вот на эти две последние части я и напирал). Львов, итальянщина, да и партес — это тот же ужас, что и пост-тридентские переработки григорианского хорала.

Я лично думаю, что это пение должно иметь, прежде всего, литургическое значение. Концертные исполнения знаменного распева у меня вызывают некоторое неприятие. Это как слушать музыку к фильму без самого фильма.

История григорианского песнопения: речитатив молитвы хоралом отзовётся

У знаменного распева своё место в Литургии, оно не совсем самостоятельно.

Источник: https://ruvera.ru/articles/vozrojdenie_drevnih_raspevov

Виды григорианского пения

Григорианским пением называют одноголосные песнопения во время богослужения в католической церкви. Название произошло от имени папы Григория. По преданиям — папа Григорий (род. в 540х г, умер в 604 году) составил антифонарий, в котором систематизировал и описал канонизированные церковные песнопения.

Историки сходятся во мнении, что авторство антифонария приписано Григорию. Название «григорианское пение» вошло в обиход спустя 300 лет после смерти Григория.

Создание антифонария – это попытка объединить традиции и сделать одинаковым богослужение на католических территориях: внедрить единый язык богослужения (григорианское пение – на латыни) и фиксированный календарь литургий.

Григорианское пение – пение в один голос, при одном, десяти и ста исполнителях. Одноголосое исполнение устоялось как символ единения чувств и мыслей верующих. Одноголосое исполнение поволяет лучше воспринять текст омузыкаленной молитвы. Текст для песнопений брали из Библии на латинском языке (Вульгата), позже они дополнялись и перерабатывались.

Григорианское пение – мужское занятие, женщины не допускались к исполнению.

Католическое традиционное пение классифицировано по литургической функции, а также по предназначению исполнения во время конкретных церковных праздников.

Существуют ординарные и проприальные виды григорианского пения. В ординарных слова остаются неизменными и не зависят от праздника или службы, но изменяется музыкальное сопровождение. В проприальных песнопениях текст и музыка трансформируются, подстраиаясь под церковные праздники и конкретные службы.

Отличаются песнопения и по количеству звуков на один слог:

  • Силлабические песнопения – один слог = один звук (речитативный характер, исполняются псалмы, аккламации)
  • Невматические песнопения – один слог = два-три звука (интроиты, коммунио, некоторые мессы)
  • Мелизматические песнопения – на один слог приходится неограниченное количество звуков (респонсории оффиция, тракты, аллилуйи)

Виды григорианского пения по способу исполнения:

  • Антифонное – исполняется двумя чередующимися группами исполнителей;
  • Респонсорное  — во время исполнения чередуется сольное пение и групповое пение.

Судьба григорианского пения

Строго каноничное пение, казавшееся несокрушимым бастионом, эволюционировало. В 9 веке григорианское пение послужило базой и основой для развития многоголосья, а само григорианское пение потеряло свою значимость.

В ХХ-ХХI веках с развитием популярной массовой культуры, появились музыкальные группы, использующие традиции григорианского пения в своих песнях: Enigma, Gregorian, Era. Коллективы перерабатывают традиционное католическое песнопение и синтезируют с современными мотивами, получая уникальные произведения. Вокальная школа «МузШок» приглашает на уроки пения всех желающих!

Источник: https://muzshok.by/blog-post/vidy-grigorianskogo-peniya

Григорианский хорал (нем. gregorianischer choral)

Гри­го­ри­ан­ское пе­ние (лат. cantus Gregorianus).

В ши­ро­ком смыс­ле – од­но­го­лос­ное бо­го­слу­жеб­ное пе­ние в Рим.-ка­то­лич. церк­ви на лат. язы­ке (то же, что cantus planus – лат. «плав­ный рас­пев»; тер­мин ука­зы­ва­ет на то, что муз. ритм рас­пе­ва не но­ти­ру­ет­ся). В уз­ком смыс­ле – круг од­но­го­лос­ных пес­но­пе­ний рим.

тра­ди­ции, ут­вер­див­шей­ся у ка­то­ли­ков в ка­че­ст­ве бо­го­слу­жеб­но­го ка­но­на. Ср.-век. хро­ни­сты пи­са­ли, что Свя­той Дух, явив­ший­ся в ви­де го­лу­бя, вну­шил но­вые рас­пе­вы па­пе Гри­го­рию I Ве­ли­ко­му. Со­глас­но совр. точ­ке зре­ния (Б. Штеб­ляйн и др.), ре­фор­ма пе­ния в зап.

-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции про­изош­ла позд­нее, при Ви­та­лиа­не (пон­ти­фи­кат 657–672), меч­тав­шем вы­стро­ить пыш­ный це­ре­мо­ни­ал по ви­зант. об­раз­цу.

Мно­го­об­раз­ный и пё­ст­рый ре­пер­ту­ар Г. х. в осн. сло­жил­ся в эпо­ху Ка­ро­лин­гов (пер­вые но­ти­ро­ван­ные ру­ко­пи­си да­ти­ру­ют­ся 9 в.). Не­ко­то­рые ав­то­ри­тет­ные учё­ные по­ла­га­ют, что он сфор­ми­ровал­ся в им­пе­рии фран­ков (Х.

Хук­ке на­зы­ва­ет его «франк­ским хо­ра­лом»), а за­тем был пе­ре­не­сён в Рим. При том что тра­ди­ция Г. х. чрез­вы­чай­но кон­сер­ва­тив­на, круг пес­но­пе­ний на про­тя­же­нии ве­ков (осо­бен­но до 13 в.) по­сто­ян­но рас­ши­рял­ся.

Цер­ковь не­од­но­крат­но пред­при­ни­ма­ла по­пыт­ки его уни­фи­ка­ции, важ­ней­шие ве­хи: Три­дент­ский со­бор (1545–63), ре­фор­ма па­пы Пия X (1903–04; ка­нон ны­неш­них оби­ход­ных книг сле­ду­ет в осн.

прин­ци­пам этой ре­фор­мы), II Ва­ти­кан­ский со­бор (1962–65; раз­ре­ше­ние служ­бы на раз­ных совр. язы­ках по­влек­ло за со­бой по­пыт­ки пе­ре­во­да тек­стов Г. х.).

Боль­шин­ст­во тек­стов Г. х. взя­то из Свя­щен­но­го Пи­са­ния (гл. обр.

из Псал­ти­ри и Но­во­го За­ве­та; осо­бен­но зна­чи­тель­ны но­во­за­вет­ные пес­ни биб­лей­ские) или пред­став­ля­ет со­бой его па­ра­фра­зы. Муз. ритм и фор­ма Г. х.

про­дик­то­ва­ны за­ко­но­мер­но­стя­ми мо­лит­во­слов­ной про­зы, и для пра­виль­но­го вос­при­ятия Г. х. не­об­хо­ди­мо по­ни­ма­ние тек­ста мо­литв.

Г. х. клас­си­фи­ци­ру­ют­ся по ли­тур­гич. функ­ции [внут­ри оф­фи­ция (т. е. служ­бы ча­сов) и внут­ри мес­сы]; по при­уро­чен­но­сти к ка­лен­дар­но­му празд­ни­ку; по при­над­леж­но­сти к оп­ре­де­лён­но­му цер­ков­но­му то­ну или ла­ду (напр.

Читайте также:  Некоторые особенности фортепианных сонат бетховена

, «ан­ти­фон вось­мо­го то­на», «рес­пон­со­рий вто­ро­го ла­да»); по сте­пе­ни ме­ло­ди­че­ско­го рас­пе­ва [сил­ла­би­че­ские (на один слог од­на но­та), не­вмен­ные и ме­лиз­ма­ти­че­ские (на один слог мно­го нот)]; по ти­пу ис­пол­не­ния (ан­ти­фон­ные и рес­пон­сор­ные; см. Ан­ти­фон­ное пе­ние, Рес­пон­сор­ное пе­ние).

В сил­ла­би­че­ской ма­не­ре рас­пе­ва­ют­ся псал­мы и мо­лит­вы (напр., «Pater noster»), не­вмен­ный стиль ха­рак­те­рен для боль­шин­ст­ва ан­ти­фо­нов; об­ра­зец ме­лиз­ма­ти­че­ско­го сти­ля – ал­ли­луйя. В хра­ме Г. х.

ис­пол­ня­ет­ся муж­ским хо­ром, ча­ще не­боль­шим ан­самб­лем пев­чих (cantores), ино­гда под­дер­жи­вае­мым ор­га­ном, под ру­ко­во­д­ст­вом по­юще­го на­став­ни­ка (magister); ис­пол­не­ние не­ко­то­рых ме­ло­дий, в осо­бен­но­сти ме­лиз­ма­ти­че­ских, тре­бу­ет вы­со­ко­го проф. мас­тер­ст­ва. Об­щи­на в пе­нии Г. х. не уча­ст­ву­ет.

Про­стей­ши­ми (и, по-ви­ди­мо­му, наи­бо­лее древ­ни­ми) фор­ма­ми Г. х. яв­ля­ют­ся т. н. ре­чи­та­ци­он­ные то­ны (на ко­то­рые чи­та­ют­ся лю­бые бо­го­слу­жеб­ные текс­ты) и псал­мо­вые то­ны (см. в ст. Псал­мо­дия); то и дру­гое име­ет фор­муль­ный, стро­го ко­ди­фи­ци­ро­ван­ный ха­рак­тер (см. так­же в ст. Тон).

Рас­пев псал­мов со­став­ля­ет ос­но­ву служ­бы ча­сов. По­сле псал­ма ис­пол­ня­ет­ся ко­рот­кий ан­ти­фон. По то­му же прин­ци­пу че­ре­до­ва­ния стро­ит­ся боль­шой рес­пон­со­рий оф­фи­ция (respon­so­rium prolixum), в ко­то­ром псал­мо­вый стих («верс») рас­пе­ва­ет­ся на осо­бый, ме­ло­ди­че­ски раз­ви­тый (т. н.

рес­пон­сор­ный) тон, а на мес­те ан­ти­фо­на на­хо­дит­ся от­вет (responsum) хо­ра. Те же фор­маль­ные при­зна­ки ле­жат в ос­но­ве рас­пе­вов мес­сы: рес­пон­сор­ных оф­фер­то­рия, гра­дуа­ла и ал­ли­луйи, ан­ти­фон­ных ин­трои­та (вход­ной ан­ти­фон) и ком­му­нио (при­ча­ст­ный ан­ти­фон).

Осо­бую груп­пу об­ра­зу­ют стро­фи­че­ские фор­мы: пес­но­пе­ния ор­ди­на­рия мес­сы (Gloria, Credo и др.), тракт, се­к­вен­ция и гимн. В трёх по­след­них рас­пе­ва­ет­ся сво­бод­но­со­чи­нён­ный (т. е. не­биб­лей­ский) текст. Упот­реб­ле­ние сво­бод­но­со­чи­нён­ных тек­стов в бо­го­слу­же­нии стро­го рег­ла­мен­ти­ро­ва­но.

Не­фор­муль­ные рас­пе­вы гим­нов и се­к­вен­ций вы­де­ля­ют­ся осо­бой вы­ра­зи­тель­но­стью и рель­еф­но­стью (напр., се­к­вен­ция «Dies irae», гимн «Ave maris stella»).

Ин­тер­валь­ную ос­но­ву Г. х. со­став­ля­ет диа­то­ни­ка (точ­нее, семи­квин­то­вая мик­со­диа­то­ни­ка), ла­до­гар­мо­ни­че­ский прин­цип – мо­даль­ная сис­те­ма на ос­но­ве 8 цер­ков­ных то­нов (см. в стать­ях Мо­даль­ность, Цер­ков­ные ла­ды). В совр.

нау­ке рас­про­стра­нён те­зис Э. Ям­мер­са о пре­ем­ст­вен­но­сти Г. х. с ви­зант. цер­ков­ной му­зы­кой (фор­муль­ный ха­рак­тер ме­ло­дии, прин­ци­пы ла­до­вой ор­га­ни­за­ции), од­на­ко на имею­щих­ся (позд­них) об­раз­цах ви­зант. му­зы­ки за­ви­си­мость зап.

мо­но­дии от вос­точ­ной не­оче­вид­на.

Бо­лее древ­ни­ми, чем Г. х., тра­ди­ция­ми «плав­но­го рас­пе­ва» счи­та­ют­ся ам­вро­си­ан­ский (ми­лан­ский) и ста­ро­рим­ский рас­пе­вы, за­ро­див­шие­ся на тер­ри­то­рии совр. Ита­лии, а так­же рас­цвет­ший во вре­ме­на араб. за­вое­ва­ний Пи­ре­ней­ско­го п-ова мо­за­раб­ский («не­араб­ский») рас­пев.

От стро­го­го и воз­вы­шен­но­го Г. х. ме­ст­ные рас­пе­вы от­ли­ча­ют­ся бо­лее зна­чи­тель­ны­ми раз­ме­ра­ми и ме­лиз­ма­ти­че­ской пыш­но­стью (в чём мно­гие ус­мат­ри­ва­ют влия­ние ви­зант. и др. вост. тра­ди­ций); текст и на­пев не столь чёт­ко ско­ор­ди­ни­ро­ва­ны.

При этом со­хра­нив­шие­ся нот­ные ру­ко­пи­си ло­каль­ных тра­ди­ций име­ют бо­лее позд­нее про­ис­хо­ж­де­ние (12–16 вв.), чем древ­ней­шие ру­ко­пи­си Г. х., что ос­тав­ля­ет про­стор для на­учных спе­ку­ля­ций о ге­не­зи­се Г. х.

и для сме­лых ре­кон­ст­рук­ций прак­ти­ка­ми аутен­тич­но­го ис­пол­ни­тель­ст­ва (напр., М. Пе­рес и его ан­самбль «Ор­га­нум», Фран­ция).

В эпо­хи Сред­не­ве­ко­вья и Воз­ро­ж­де­ния Г. х. вы­пол­нял роль ме­ло­дии-мо­де­ли для по­ли­фо­ни­че­ской раз­ра­бот­ки в жан­рах ор­га­ну­ма, мо­те­та, мес­сы.

Тех­ни­ка ком­по­зи­ции на ос­но­ве «пре­дус­та­нов­лен­но­го рас­пе­ва» (cantus prius fac­tus) до­пус­ка­ла раз­но­об­раз­ные приё­мы ка­но­нич.

ими­та­ции, рит­ми­че­ской (ауг­мен­та­ция, ди­ми­ну­ция) и мет­ри­че­ской мо­ди­фи­ка­ции пер­во­ис­точ­ни­ка, из­ме­няв­шие его до не­уз­на­вае­мо­сти.

В Но­вое вре­мя осо­бен­но по­пу­ляр­ные рас­пе­вы ис­поль­зу­ют­ся вне бо­го­слу­жеб­ной прак­ти­ки («Salve Regina» – «Спа­си, Ца­ри­ца», «Te Deum laudamus» – «Те­бя, Бо­га, хва­лим»). Не­ко­то­рые из них при­об­ре­ли сим­во­лич. зна­че­ние («Dies irae» – «День гне­ва», «Stabat Mater dolorosa» – «Стоя­ла Мать скор­бя­щая»).

Иллюстрации:

«Гри­го­рий I Ве­ли­кий, ко­то­ро­му Свя­той Дух в ви­де го­лу­бя вну­ша­ет бо­го­слу­жеб­ный пев­че­ский ка­нон». Фраг­мент стра­ни­цы бе­не­дик­тин­ско­го ан­ти­фо­на­рия 12–14 вв. Биб­лио­те­ка зем­ли Ба­ден (Кар­лс­руэ). Архив БРЭ.

Исторические издания:

Paléographie musicale. Solesmes, 1889–1983–. [Vol. 1–20–];

Corpus Antiphonalium Officii. Roma, 1963. Vol. 1: Manuscripti «Cur­sus Romanus» / Ed. R.-J. Hesbert;

Monu­men­ta monodica Medii Aevi. Kassel u. a., 1970. Bd 2: Die Gesänge des al­trömischen Graduale / Hrsg. von B. Stäblein.

Дополнительная литература:

Stäblein B. Schriftbild der einstimmigen Musik. 2. Aufl. Lpz., 1984 (Musikgeschichte in Bildern. Bd 3. Lfg 4);

Apel W. Gregorian chant. Bloomington, 1990;

Hiley D. Western plainchant: a handbook. Oxf., 1995;

Гри­го­ри­ан­ский хо­рал / Cост. Т. Кю­ре­гян, Ю. В. Мо­ск­ва. М., 1997;

Ефи­мо­ва Н.И. Ран­не­хри­сти­ан­ское пе­ние в За­пад­ной Ев­ро­пе VIII–X сто­ле­тий. М., 2004.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/grigorianskii_khoral

Видеоурок по МХК (6 класс) на тему

Григорианский хорал — литургическое пение Католической Церкви на латинском языке, одноголосное и без участия музыкальных. инструментов.

Текстовую основу григорианского хорала составляют книги Священного Писания, прежде всего Псалтирь, жития святых, труды ранних Отцов Церкви. Григорианский хорал сохранил приоритет перед другими видами литургического пения вплоть до II Ватиканского собора (то есть до XX века ).

Григорианский хорал стал основой всей позднейшей европейской музыки.Свое название григорианский хорал получил от имени папы римского Григория I Великого,

папы римского с 3 сентября 590 по 12 марта 604 (по традиции, укоренившейся в исторических документах VIII–IX вв.

) — главного реформатора литургии и связанного с ней хорала, составителя антифонария и автора многих литургических мелодий.

Эта точка зрения была оспорена учеными, главным аргументом послужило отсутствие до конца VIII века документальных свидетельств о музыкальной деятельности папы Григория I Великого.

Мелодическими источниками григорианского хорала являются музыка синагогальная , сирийская, византийская и позднеантичная.

В связи с возникновением наряду с Римом других литургических центров со своими песнопениями сложилось несколько типов хорала, из которых наиболее значительные на Западе: римский — в Риме, галльский — в Галлии, староиспанский, или мозарабский, или визиготсикй — в Испании, амвросианский — в Милане, беневентский — на юге Италии.

Большинство из них со временем заменил римский хорал, при этом они частично вошли в римское богослужение. В Риме различают староримский и новоримский хоралы. Староримский просуществовал до XIII в. в городских церквах. Новоримский, образованный в результате реформы староримского хорала (во 2-й пол. VII века), совершенной по распоряжению Папы Виталиана служившими при соборе Св.

Петра аббатами Кастоленом, Маурианом и Вирбоном, был предназначен исключительно для папской литургии. Новоримский хорал представлял собой профессиональную обработку фольклорных мелодий. Вероятно, в то же время возникает schola cantorum — профессиональный хор певчих при папском дворе в Риме.

Римский хорал распространился в Европе двумя путями: из Рима — в Южную Европу и Англию (Августин Кентерберийский прибыл в Англию в 597 году и перенес туда староримский хорал; в 678 году в Англию был послан Иоанн, архикантор монастыря Св. Мартина в Риме, представитель новоримской хоральной традиции); из Англии — в Северную Европу.

В целях содействия политическому объединению средневековой Европы по распоряжению Пипина Короткого (изданному в результате настоятельного предложения Папы Стефана II) папский литургический обряд вместе со староримским хоралом во 2-й пол.

VIII века был перенесен в Галлию и провозглашен в качестве обязательного на всей франкской земле, объединявшей к тому времени большую часть Европы. Епископ Меца — Хродеганг, знакомый с римским литургическим пением, по приказанию Пипина основал в Меце певческую школу по образцу римской schola cantorum.

Однако певческие литургические книги еще не содержали музыкальной нотации, поэтому римский хорал неизбежно трансформировался, претерпевая влияние галльского хорала, исключенного из богослужения Пипином, а затем и Карлом Великим.

В это же время на территории Каролингской империи и возникла традиция называть хорал григорианским как имеющим происхождение от Папы Григория I Великого. По всей вероятности, легенда о музыкальной деятельности Григория I Великого была сформирована на территории нынешней Франции, как свидетельствуют сохранившиеся документы, для облегчения введения в Галлии римской литургии.

Приписывание авторства литургических книг одному человеку, обладавшему высоким авторитетом, гарантировало безболезненное проведение реформы на огромной территории, населенной множеством различных народов, подчиненных франкам. В VIII–IX вв. произошла систематизация григорианского репертуара, полностью сложился основной корпус песнопений.

 Поначалу григорианский хорал распространялся главным образом в бенедиктинских центрах. С XII века, когда возникли новые монашеские ордена с централизованным руководством, в каждом из них григорианский хорал был подвергнут своей реформе: в 1134 году — цистерцианской, в 1255–56 — доминиканской, затем — францисканской. Помимо различных орденских версий григорианского хорала существовало множество его региональных вариантов.С XIII века григорианский хорал в связи с бурным развитием многоголосия (первые образцы которого относятся к IX веку) стал в некоторой степени утрачивать свое значение как самостоятельное явление, однако еще в течение многих веков оставался основой, на которой это многоголосие развивалось.

Литургическая реформа Тридентского собора (Тридентский собор — XIX Вселенский собор католической церкви, открывшийся по инициативе римского папы

Павла III 13 декабря 1545 года в Тренте (или Триденте) и закрывшийся там же 4 декабря 1563 года, в понтификат Пия IV, был одним из важнейших соборов в истории католической церкви, так как он собрался для того, чтобы дать ответ Реформации, считается отправной точкой Контрреформации),  коснулась и необходимости совершения поправок в хоральных мелодиях. Редакция новых хоральных изданий была поручена Папой Григорием XIII композиторам Дж. да Палестрине и А. Хоило; эта работа была прервана со смертью обоих редакторов. Новая хоральная редакция, инициированная Папой Павлом V, осуществленная Ф. Анерио и Ф. Сориано и изданная в 1614 и 1615 в типографии кардиналом Ф. Медичи (поэтому само издание называлось Editio Medicaea), была бессистемной и, т.к. ее не утвердил Папа, приравнивалась к частным публикациям.

Издания XVII–XVIII вв. были посвящены временной организации музыкального текста. К XIX веку григорианский хорал был практически уже утерян. Научную реставрацию григорианского хорала и подготовку новых ватиканских хоральных изданий осуществила специальная музыкально-литургическая комиссия под руководством солемского монаха (позднее аббата монастыря Сен-Вандрий) Дома Потье.

Музыкальная сущность григорианского хорала выражается главным образом двумя музыкальными средствами — ладом и ритмом. 

Проблема ритма в григорианском хорале — одна из самых трудных. Существует два суждения о ритмике григорианского хорала: согласно одному, т. н.

 эквалистичному все звуки имеют одинаковую продолжительность (а сам хорал – cantus planus, ровное пение); сторонники другой точки зрения, т.н. мензуралисты, настаивают на использовании в григорианском хорале различных длительносте, а хорал рассматривается как размеренное пение.

Сторонники обоих подходов находят подтверждения своим теориям в музыкальных певческих рукописях, однако не существует неоспоримых доказательств ни той, ни другой позиций. В исполнительской практике преобладает эквализм.

С фактурно-исполнительской точки зрения григорианский хорал подразделяют на два рода пения: 1) речитатив на одном или нескольких звуках по определенным мелодическим схемам; так исполняются псалмы, молитвы, чтения и т.п.; 2) собственно пение.

В мелодике григорианского хорала преобладает поступенное движение; встречающиеся скачки чаще всего заполняются противоположным мелодическим движением. Тесная связь мелодики григорианского хорала со словом проявляется в корреляции важнейших словесных и смысловых акцентов с более высокими звуками мелодий.

Однако в песнопениях менее индивидуализированных подобное соответствие почти не выявляется.

Читайте также:  Какой синтезатор выбрать?

Самые ранние из сохранившихся певческих рукописей григорианского хорала относятся к концу VIII веку и еще не содержат музыкальных записей.

Примитивная нотация, применяемая в певческих книгах, появилась только в IX веке и видоизменялась с течением времени. В музыкальных трактатах использовались также буквенный и другие виды нотации.

Источник: https://nsportal.ru/shkola/mirovaya-khudozhestvennaya-kultura/library/2013/10/29/grigorianskiy-khoral-osnova-kultury

Мощь григорианских песнопений

Одним из самых поразительных исцелений, которое сохранилось в анналах лекарей звуком и музыкой, был случай с монахами.

В конце 1960-х годов доктор Альфред Томатис получил задание исследовать странную болезнь, которая охватила послушников в Бенедиктинском монастыре на юге Франции.

Это было вскоре после Второго собора Ватикана, когда вдруг стали замечать, что братья этого монастыря стали какими-то вялыми, апатичными, усталыми и испытывают депрессию.

Несмотря на то что монахи были действительно обеспокоены теологическими реформами, изменением режима питания и новыми распорядками, принятыми собором, столь сильные физические симптомы, казалось, не имеют объяснения. В таком виде их состояние изучалось рядом ведущих европейских специалистов. Казалось, ничто не может восстановить жизненные силы отчаявшихся братьев и аббата и вернуть их к активной жизни.

Прибыв на место и обнаружив, что семьдесят из девяноста монахов «лежат пластом в своих кельях и имеют вид мокрых полотенец», Томатис предложил свой диагноз. Причиной такой слабости, заявил он, была не физиология, а аудиология. Такое болезненное состояние монахов было вызвано тем, что их лишили нескольких часов григорианских песнопений, которыми они занимались ежедневно.

Ранее все монастырское сообщество собиралось вместе по восемь или девять раз в день для совместного пения в течение десяти—двадцати минут. Длинные резонирующие тона — священное «о-о-о» и сокровенное «и-и-и» — давали им ощущение полета и усиливали сосредоточенность на общем деле.

Большинство посетителей считали такое пение сильно утомляющим. Но для монахов это был способ поддерживать тонус. Оно помогало снизить ритм дыхания, уменьшить давление крови и поднять настроение и, следовательно, производительность их труда.

Монахи не ощущали всех физиологических выгод от такого пения, но было очевидно, что они привыкли к нему.

Томатис посоветовал аббату вернуть этих исстрадавшихся мужчин к обычному режиму григорианских песнопений. Он так и поступил, и эффект был потрясающим. Всего через шесть месяцев монахи снова были полны сил и здоровья. Они стали меньше спать, с энтузиазмом вернулись к выполнению своих обязанностей.

Наряду с падением Берлинской стены и распадом Советского Союза среди самых неожиданных событий нашего времени, на мой взгляд, можно считать феноменальную популярность григорианских песнопений.

В начале 1990-х годов эти полузабытые музыкальные записи, которым более тысячи лет и которые ведут свое происхождение от монахов-бенидикгинцев в монастыре Санто-Доминго-де-Силос в Испании, повысили рейтинг журнала «Бил-лборд» по классической и поп-музыке в Европе и Соединённых Штатах.

Более четырех миллионов экземпляров альбома, основанного на длинных строках по латыни, которые пели и декламировали во времена Средневековья, сегодня пополняют музыкальные коллекции любителей музыки в сорока двух странах.

Я верю, что возрождение григорианских песнопений и другой священной музыки говорит о том, что душа современного человека готова к восприятию лечебной силы возрожденных древних звуков. Когда мы слышим эту великолепную музыку, то прикасаемся к поющей архитектуре древних монастырей, соборов и костелов с их ощущением пространства и замедленным чувством времени и вечности.

Григорианские песнопения ведут свое происхождение от определенной формы песен римско-католической церкви, которые зародились под эгидой папы Григория. Родившийся в конце

VI века, Григорий остался в памяти христиан благодаря дару петь прямо с алтаря, представляя Дух Святой, который сидит у него на плечах и поет ему в ухо.

Традиционно монахи совершали путешествие в Рим, чтобы провести там десять дней, изучая песнопения в специальной школе, созданной для обучения пению.

Перед тем как вернуться в свои монастыри для дальнейшего обучения монахов, эти монахи-учителя успевали выучить несколько сотен песнопений, основанных на отрывках или темах из Библии, особенно псалмах.

Обитатели монастырей собирались вместе помногу раз надень для того, чтобы петь, молиться и медитировать над словами Господа в такие промежутки времени, которые назывались священными часами или службами. Весь год был разделен на отдельные периоды.

Экклезиастский календарь, который включал фиксированные и переменные празднования, был как бы симфонией, которая расставляла времена года и тональности по всему пространству литургического года.

Сама архитектура церквей привносила дополнительный элемент тональности, поскольку архитектурные пропорции большинства средневековых соборов очень гармоничны.

КIX веку песнопения уже были расписаны по строкам партитуры с помощью небольших квадратиков и прямоугольников, которые указывали певцу, какую брать высоту тона и как распределять дыхание.

Поначалу не было песнопений по партиям, и в первом тысячелетии не было практически никакого музыкального сопровождения.

К 1000 году песнопения были разделены на две части, при этом одна группа поющих вела партию фона сопровождения или двигалась параллельно основной мелодии песнопения.

Эпоха песнопений продолжалась до средних веков и в эпоху Возрождения, когда народная музыка в форме танцев и мадригалов распространилась в Европе, а элегантная музыка, известная под названием контрапункт, стала основной во время церковной службы. Григорианские песнопения не были забыты, но их популярность упала, и так продолжалось до их возрождения в начале XX века.

Григорианские песнопения коренным образом отличаются от современных форм музыкального искусства. В них нет ритма, свойственного классической и рок-музыке, этого устойчивого, отбиваемого ногой такта, который дает нам возможность двигаться в такт звукам.

Их ритм скорее органичен, естественен, основан на потоке текста, дыхании и тональных моделях, базирующихся на удлиненном произнесении гласных. В песнопениях не нужен аккомпанемент, в них нет богатых струнных разделов. Истинные григорианские песнопения монофоничны.

Это означает то, что все поют в одной тональности. В них может быть призыв и реакция взаимодействия между кантером, священником и хором. (Берегитесь тех григорианских песнопений, в которых есть аккомпанемент органа или гармоническое пение.

Это не является их подлинным воспроизведением.)

Григорианские песнопения могут создать положительную атмосферу на рабочем месте, дома или в автомобиле. В них не так много нот, лишь легкие вариации простого мотива. Длинные, часто основанные на одной ноге фразы, предполагают длинный выдох.

Всякий раз, когда поется гласный звук, он плавно меняет свою форму, подобно фимиаму, который распространяет свое благоухание в воздухе. Кажется невероятным, что некоторые слоги можно растягивать на десятки нот. Вспомните, например, восхитительные интонации в «Аллилуйя» — вершине священных песнопений. Ее можно повторять часами.

Не нужно быть монахом, чтобы восхититься и получить удовольствие и пользу от того покоя, который несут с собой длинные гласные этого песнопения.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Аллилуйя

Григорианские песнопения внушают нам ровное расслабленное дыхание. Мелодии имеют повторяющийся рисунок или ровный образ, составленный из нескольких слов. Используя всего три ноты и повторяя одни и те же фразы множество раз, мы можем ощутить в себе колоссальный эффект от песнопений.

Аллилуйя — священное слово, используемое во многих религиях, означает «восхваление», «хвала». Вы можете использовать его как свою мантру или заменить любым другим словом, которое для вас имеет значение. «Ом», «шалом» или «покой» могут быть использованы как варианты. Можно использовать «свою» Молитву, которая имеет для вас особое значение.

Давайте возьмем слово аллилуйя в качестве примера. Начните медленно повторять а-л-л-и-л-у-й-я и дайте возможность первым трем нотам или слогам звучать в одной тональности, на одном уровне. Затем среди этих трех нот медленно поднимитесь вверх. В самом конце опуститесь ниже среднего уровня перед тем, как произнести послед-

  • ний слог на исходном уровне. Вот диаграмма, которая мо
  • О
  • е
  • о
  • е
  • на
  • Какое бы слово вы ни использовали, продолжайте напевать его снова и снова, как описано выше. Спустя три-

четыре минуты ваш мозг, тело и дыхание сольются в едином ритме, и перед вами предстанет внутреннее, сокровенное значение этого слова. Пусть мелодии овладевают вами по мере того, как вы их повторяете, и наполняют собой ваше тело.

Историки музыки подчеркивали уникальную прелесть анонимности песнопений. «Создается впечатление, что нет реального певца, но музыка, тем не менее, полна присутствия, — пишет Катарина Ле Me в своей работе “Песнопения: происхождение, форма, практика и исцеляющий эффект григорианских песнопений”.

— Кажется, что время остановилось, а завороженный мозг находится в состоянии покоя, отвлекаясь от мирских забот и волнений… Подобно огню, каждая точка обладает своей яркостью и энергией, силой, которая зовет вперед, возвышает, та затем отступает.

Подобно воде, музыка нарастает и ниспадает мягкими волнами любви, которая омывает, очищает и ласкает душу, оставляя нас уверенно держащимися на поверхности и восстановленными».

Церковное пение по-латыни полно чистых гласных звуков в отличие от сложных дифтонгов английского языка (или трифтонгов техасского английского).

Песнопения растягивают гласные звуки, которые вызывают реверберацию на коже и в костях. Эти вибрации стимулируют передние доли головного мозга.

Петь вместе с записью или составить свои собственные песни, подобные григорианским, — то же самое, что регулярно выполнять массаж мозга.

Значительная часть эстетической мощи песнопений происходит от архитектуры нормандских и готических соборов, в которых эти песнопения часто исполняются.

Каменный пол, высокие стены и легкие арочные конструкции создают необыкновенный акустический эффект, при котором звуки могут реверберировать (вызывать колебания воздуха) в течение семи секунд.

Это бестелесное эхо, кажется, идет отовсюду и ниоткуда.

Тем не менее песнопения можно выполнять и на открытом воздухе, под звездами и облаками. Древние американские песнопения, которые исполняли обычно в прериях, под ночным небом, включали энергичный барабанный бой, который как бы «подстилает» мелодию. Такой вид песнопений может буквально оживлять пейзаж — равнины, холмы, горы, пустыню и звезды.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s1809t8.html

Ссылка на основную публикацию