Как полюбить классическую музыку? личный опыт постижения

До тех пор, пока не появились звукозаписи и классическая музыка не превратилась в индустрию в том виде, в котором мы её знаем сейчас, исполнители играли музыку интересных им авторов, не задумываясь над тем, классическая она или нет. Для понимания классики не нужно каким-то особенным образом менять своё восприятие.

Главное — знакомиться с ней постепенно и начать ходить на концерты. Любое классическое произведение, вероятно, потребует от вас большего внимания, нежели обычная современная песня. Не переживайте, если с первого раза оно покажется вам сложным и непонятным.

После пяти-семи прослушиваний вы начнёте чувствовать его внутреннюю логику, узнавать определённые моменты и выхватывать темы, сменяющие одна другую. Продолжайте слушать — дома, по дороге на работу и в лифте — и постепенно произведение, которое на первый взгляд казалось вам «неподъёмным», станет вам близким и понятным.

Для тех, кто хотел начать слушать классику, но не знал с чего начать, The Village выбрал несколько эффективных методик. 

Метод № 1: последовательный 

Наиболее традиционный способ познакомиться с академической музыкой — слушать знаковые произведения известных композиторов в хронологическом порядке, переходя от эпохи к эпохе, а затем выбрать оказавшийся наиболее близким по духу период и посмотреть на него более внимательно.

Так, например, считает кинокритик Антон Долин: «Начните с Баха и Моцарта, это базис и основа.

Сначала фортепианный Бах в исполнении Гленна Гульда, затем „Хорошо темперированный клавир“, „Вариации“ Гольдберга и Бранденбургские концерты в исполнении Николауса Арнонкура.

Моцарта можно начать — также в его исполнении — с последних симфоний (с 34-й по 41-ю). Затем прослушать „Реквием“, „Волшебную флейту“ и Дон Жуана. Это прекрасный старт». 

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

«Хорошо темперированный клавир» — вероятно, самое совершенное произведение в истории музыки: два цикла по 24 прелюдии и фуги во всех существующих тональностях. Первую Прелюдию до мажор может подобрать на пианино почти любой, однако затем цикл постепенно становится всё сложнее. И интереснее.

Бранденбургские концерты — одновременно масштабный и компактный цикл из шести глав от 10 до 20 минут длиной. Шесть абсолютно разных концертов, объединённых чисто баховской радостью жизни.

Сонаты и партиты для скрипки соло докажут вам, что слушать одинокую скрипку в течение долгого времени совершенно не скучно. Бах стремится к полному охвату её возможностей. Жемчужина цикла — знаменитая Чакона, пронзительнее которой нет на свете.

По легенде, Вариации Гольдберга должны были служить успокоительным и снотворным средством для российского дипломата, которого мучила бессоница. Пианист Иоганн Гольдберг должен был играть их в его спальне перед сном. Почему бы не попробовать использовать эту музыку по её назначению и сейчас?

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

«Дон Жуана» называют оперой опер, главной для всех времён и народов. Ни в одной другой великой опере до такой степени не выдержан баланс между трагическим и комическим, высоким и низким, волей к жизни и неизбежностью смерти.

Всем известное «Турецкое рондо» на самом деле не самостоятельная пьеса, а финал «Сонаты для фортепьяно № 11», другие части которой не менее восхитительны. Как, собственно, и другие фортепьянные сонаты Моцарта, не говоря уж о его же Фантазиях.

Начало Симфонии № 40 может вызвать у вас непроизвольное раздражение, настолько оно хорошо известно. Постарайтесь настроить свой слух так, будто слышите его впервые, тогда в качестве вознаграждения вы получите не менее прекрасные, но не столь избитые части произведения.

Соната для скрипки и фортепиано № 21 — самая грустная музыка на свете.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Дальше вам стоит перейти к музыке Людвига ван Бетховена, его Симфониям № 5 и № 7, первой — чтобы узнать, что же следует за всем известным «та-да-да-дам», второй — чтобы открыть для себя «непривычного» Бетховена — лёгкого, светлого и даже весёлого. Гениальная вторая часть Седьмой знакома даже далёким от классики слушателям по обработке группы Deep Purple.

Концерт для скрипки с оркестром — один из величайших скрипичных оркестров. Если заскучаете в середине, будете вознаграждены в финале: он подарит вам такую красивую и грустную мелодию, что будет сложно удержаться от слёз.

Соната для фортепиано №14 — символ нераздлённой любви. Среди 32 фортепианных сонат Бетховена «Лунная», возможно, не лучшая, но уж точно самая знаменитая; её цитировали многие от Шостаковича до The Beatles.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Следующим открытием для вас может стать творчество романтика Феликса Мендельсона.

Его «Свадебный марш» стал популярным после свадьбы принцессы Виктории и принца Фридриха III и, не являясь лучшим его произведением, к сожалению, затмил все остальные.

Понять, что его музыка — это нечто более изящное и лиричное, можно благодаря «Песням без слов», которые он писал на протяжении всей своей жизни. Их порой прописывают как один из способов лечения от депрессии.

Чтобы достроить образ, стоит услышать знаменитую Симфонию № 4, созданную им на волне восхищения Италией.

«Скрипичный концерт» Мендельсона не менее важен, нежели бетховенский, но куда более доходчив.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Если хотите понять, что такое симфония, послушайте Пятую Чайковского — это один из лучших и цельных образцов жанра. Она не так популярна, как его балеты, хотя её мелодический потенциал ничуть не ниже.

Для многих Чайковский — это «Щелкунчик», «Спящая красавица» и Первый фортепианный концерт. Ничего общего с этим не имеет трио «Памяти великого художника» — трагичное, глубоко интимное высказывание, лишённое какой бы то ни было тяжеловесности и помпезности. Такого Чайковского вы ещё не слышали.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Первую симфонию Брамса называли «Десятой симфонией Бетховена», имея в виду преемственность традиции. Но если девять симфоний Бетховена неравноценны, то из четырёх симфоний Брамса каждая — шедевр. Помпезное начало «Третьей» — лишь яркая обложка для глубого лирического продолжения, достигающего апогея в незабываемом Аллегретто.

Камерный ансамбль — один из тончаших видов музицирования: скрипичная соната, фортепианное трио или струнный квартет часто могут выразить больше, чем балет или симфония. Синоним камерной музыки — имя Брамса, у которого каждое камерное сочинение — шедевр. В том числе Соната для скрипки и фортепиано № 3, незабываемое начало которой рождается из фразы, как бы прерванной на полуслове.

Если симфонический оркестр играет на бис, как минимум в половине случаев дирижёр выбирает Первый венгерский танец, в крайнем случае — Пятый. «Венгерские танцы» — это два десятка миниатюр для двух фортепиано, позже переложенных для оркестра, создавались на основе подлинных венгерских мелодий; результат — 21 образцовый бис.

Метод № 2: слушать близких по духу

Музыкальный критик Илья Овчинников считает, что традиция начинать знакомство с классикой через музыку Баха и Моцарта не совсем верна. Ведь есть несколько классических композиторов, музыка которых более созвучна внутренней жизни современного человека.

Среди них — Малер, Шостакович и Стравинский. Рубеж веков породил гениев, которые разговаривают с нами на одном языке.

Если музыка XIX века, которая составляет основной массив репертуара современных исполнителей, могла уже заранее вам надоесть, то эти произведения наверняка покажутся вам свежими, интересными и близкими по духу.   

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Хотя большая часть жизни Густава Малера пришлась на XIX век, он стал первым композитором, который, разрушив романтические каноны, смело прыгнул в XX век, очень точно предсказав разорванное сознание людей, которые станут свидетелями мировых катастроф. В его жизни был переломный год, когда он написал произведение необыкновенного трагического накала — Симфонию № 6.

Несмотря на свою продолжительность (80 минут), она слушается на одном дыхании, напоминая захватывающий роман с постоянными поворотами сюжета. У Малера почти вся музыка берёт за душу. Её можно не любить, но остаться к ней равнодушным невозможно.

С 1960-х благодаря усилиям Леонарда Бернстайна начался малеровский бум, так что услышать Малера вживую не представляет большой сложности.

Игоря Стравинского не зря называют композитором-хамелеоном. В течение жизни он несколько раз кардинально менял свой стиль, так что, если услышать его произведения, созданные в начале, середине и конце творческого пути, совершенно невозможно поверить, что их написал один и тот же композитор.

Стравинский всю жизнь переживал, что, несмотря на то, что он продолжает творить, самыми известными его произведениями остаются ранние балеты — «Жар-птица», «Петрушка» и «Весна священная».

Премьера балета «Весна священная», поставленного Нижинским, считается самым громким музыкальным скандалом XX столетия. «Весна» — во многом провидческое произведение, рассказ о полулюдях-полузверях накануне эпохи, когда людям предстояло потерять человеческий облик.

Для Стравинского это было первое по-настоящему оригинальное произведение, созданное без оглядки на других композиторов, настоящий прорыв. С него вам и стоит начать.

В отличие от Стравинского, творчество Шостаковича представляет собой единое целое, как лирика Пушкина или романы Достоевского. У некоторых музыка Шостаковича может ассоциироваться с чем-то грубоватым и «советским».

Это ошибочное мнение складывается из-за того, что самым известным (но не самым лучшим) его произведением является «Ленинградская симфония». У Шостаковича есть произведения более яркие, которые могут произвести сильное впечатление на начинающих.

Например, Симфония № 5, которую он написал в 1937 году, пытаясь спастись от лавины обрушившейся на него партийной критики. Властям понравилась классическая, ясная структура симфонии и торжествующая пафосная концовка.

При этом по содержанию это совершенно гениальное, многослойное произведение, идеальный вариант для знакомства с музыкой Шостаковича. После можно перейти к Симфониям № 6 и № 9. Они обе довольно короткие, пёстрые, настроенческие и не дают заскучать.

Метод № 3: теоретический

Если хочется подойти к изучению классики основательно, начиная с азов, можно сначала прослушать несколько теоретических курсов и прочитать пару специализированных книг.

Чаще всего новичкам советуют базовый курс Роберта Гринберга How to Listen to and Understand Great Music и его же курс Great Masters, в котором каждая лекция посвящена одному из известных композиторов.

Если не понравится манера изложения Гринберга, можно прослушать вводный курс Listening to Music профессора Крейга Райта, который весело и доходчиво объясняет структуру классических произведений. Замечательную двадцатиминутную лекцию о том, как полюбить классику, прочитал Бенджамин Зандер на TED.

Понятных и интересных книг о классической музыке на русском языке не так и много. Можно прочитать «Неполную и окончательную историю классической музыки» Стивена Фрая, «Кратчайшую историю музыки» Дарена Хенли и совсем простенькую «Когда можно аплодировать» скрипача Дэниэла Хоупа.

В серии «ЖЗЛ» можно найти биографии многих композиторов, например, несколько лет назад вышла очень удачная книга о Чайковском.

Возможно, для начала читать жизнеописание Листа или Шопена будет интереснее, чем читать о Бахе, жизнь которого была не столь богата яркими событиями и любовными драмами.

Метод № 4: эмоциональный

Академическую музыку окружает множество предрассудков, и один из главных заключается в том, что все классические произведения якобы похожи одно на другое. Это не так. Дуглас Адамс однажды написал: «Моцарт рассказывает нам о том, как это — быть человеком, Бетховен — как быть Бетховеном, а Бах размышляет о том, как чувствует себя вселенная».

Один из способов познакомиться с классикой как раз состоит в том, чтобы оценить всё её разнообразие, выделив индивидуальный характер музыки каждого композитора. Для этого музыкальный обозреватель Бенджамин Карлсон советует попробовать соотнести их музыку с вашими собственными эмоциями и настроениями.

Читайте также:  Как научить взрослого играть на фортепиано?

Слишком часто классику начинают слушать «головой» и из-за этого упускают её суть.

Например, для романтичного состояния подойдут волшебные композиции импрессиониста Дебюсси. Для сосредоточенной работы — систематичный и сдержанный Бах и другие барочные композиторы. В моменты душевной смуты — Шопен и Шуберт.

Когда переполняет гнев, почему бы не послушать Бетховена или Вагнера? Весело и свежо на душе — Моцарт. Взвинченное, нервное состояние — Лист. Хочется эпики и трагедии — Брамс. Иронии и излома — Прокофьев и Стравинский. Безусловно, это деление грубое и сугубо субъективное.

Однако сам принцип — посмотреть на классику через призму эмоций — возможно, поможет вам сделать первый шаг в сторону её понимания.

Метод № 5: уточняющий

Важно понять, что вы и так окружены классикой, осталось только её распознать. Вы уже знакомы с очень многими классическими произведениями, просто не знаете, как они называются. Есть мелодии, которые мы постоянно слышим в кино, рекламе, телевизионных заставках и звонках на чужих телефонах.

Например, вы много раз слышали устрашающую кантату Carmina Burana Карла Орфа, завораживающий «Дуэт цветов» из оперы «Лакме» Лео Делиба, арию Nessun Dorma из оперы «Турандот» Пуччини, сюиту «Утро» из «Пер Гюнта» Грига.

Метод заключается в том, что, когда вы в очередной раз услышите знакомую мелодию в фильме, вы просто должны найти в интернете её название и затем прослушать полностью. 

Метод № 6: ходить на концерты 

Слушать классику в записи — это хорошо, но большего эффекта вы достигнете, если начнёте слушать её вживую. В Рахманиновском зале Московской консерватории чуть ли ни ежедневно проходят недорогие, а порой и бесплатные концерты.

Кого из современных исполнителей, часто выступающих в Москве, стоит услышать обязательно? Пианиста Алексея Любимова, Геннадия Рождественского, Михаила Плетнёва, виолончелистку Наталью Гутман, альтиста Максима Рысанова.

Среди дирижёров следует обратить внимание на Владимира Юровского, возглавляющего Госоркестр, и Александра Рудина, руководящего одним из лучших камерных оркестров России Musica Viva. 

Экспресс-метод

Однажды музыкальный критик The Guardian Том Сервис по просьбе радиодиджея BBC составил недельный гид-введение в классическую музыку.

Чтобы музыка подействовала, Сервис попросил слушателей «сесть на классическую диету», то есть в течение пяти дней не слушать никаких других композиций, кроме предложенных им. Ниже представлен распорядок, составленный Сервисом.

Три сочинения, рассчитанные на день, всегда представляют три различные музыкальные эпохи.

Первый день:

Джоаккини Россини — «Вильгельм Тель»И. С. Бах — «Вариации Гольдберга»

  • Джон Адамс — «Краткая поездка в быстрой машине»
  • Второй день:
  • Франц Шуберт — Струнный квинтет в си, Адажио Бедржих Сметана — «Влтава»
  • Стив Райх — «Музыка для 18 исполнителей»
  • Третий день:
  • Джузеппе Верди — Dies Irae из «Реквиема» Игорь Стравинский — «Жар-Птица»
  • Карлхайнц Штокхаузен — Gesang der Junglinge
  • Четвёртый день:
  • Морис Равель — «Болеро» Густав Малер — Симфония № 2
  • Дьёрде Лигети — «Реквием»
  • Пятый день:
  • Эдуард Элгар — «Энигма-вариации» Людвиг ван Бетховен — Симфония № 9
  • Кшиштоф Пендерецкий — «Плач по жертвам Хиросимы»

Источник: https://www.the-village.ru/village/weekend/weekend-guide/164217-kak-nachat-razbiratsya-v-klassicheskoy-muzyke

Как полюбить классическую музыку

Свои советы WomanHit.ru дает Александр Болдачев — арфист-виртуоз, композитор, педагог, музыкант с мировым именем, приглашенный солист Большого театра и один из наиболее востребованных арфистов в мире

Александр Болдачев

15 июня 2018 10:53

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

«А мне больше нравится классическая музыка» — насколько эта фраза приподнимает интеллигентность и загадочность в современной компании. Девушки завистливо цокают языком, парни подсаживаются поближе, а воротилы бизнеса в выкупленной на весь сезон ложи в Большой театр отрываются от своих ноутбуков.

Но одной фразы, конечно, недостаточно. Если за ней скрываются «Шопен — Сад Эдема» или «Бетховен — Мелодия слез», то дело плохо: это как раз сочинения нео-классиков (о них мы скажем позднее), написанные в наше время и никак не относящиеся к великим композиторам 300-летней давности.

И чтобы не потерять лицо, нам срочно нужен небольшой тренинг в мире музыки.

Задумайтесь: где вы слышите классическую музыку, если не в концертных залах? В рекламе по телевизору, в некоторых фильмах, по радио у водителей с развитым кругозором или в модных современных ресторанах.

Кажется, что она создает ощущение покоя и созидательное настроение, но это лишь верхушка айсберга. Без постоянного резкого ритма ударных и гитарных рифов наше замыленное ухо не воспринимает более сложные структуры, присущие классической музыке.

И чтобы прочувствовать вкус музыкального разнообразия, нужно постепенно приучать ухо к мотивам и гармониям, внутренним потокам и полифонии (практически той, что была так разрекламирована создателями мобильных телефонов еще два десятилетия назад).

Вы должны быть как опытный сомелье — уметь ощутить вкусовые нотки, из которых состоит музыка, вязкость ее структуры и потом уже решать — подходит она вам или нет.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

С чего же начать? В первую очередь, как и любой процесс, этот путь требует времени и методичности. Создайте свой плейлист «Погружение в классику» и добавляйте туда только те композиции, которые вы бы послушали еще раз. Необходимо осознать, что «классика» делится на целый мир разнообразных временных отрезков, являющихся продолжением друг друга.

Я бы составил такой список по степени восприятия современным человеком — классика и романтика, барокко, импрессионизм, двадцатый век, ренессанс, авангард.

Но необязательно переходить постепенно, можно каждый раз добавлять понравившиеся композиции из разных стилей и жанров.

Практически каждый композитор в общей сложности написал от 30 до 300 часов музыки, поэтому выбор велик, но изначально концентрироваться лучше на хитах. В интернете есть замечательные подборки популярной классической музыки.

Когда слушать классическую музыку? Для каждого отдельного случая, конечно, есть своя музыка, оптимально подходящая к месту.

На ходу, в транспорте, в шумных местах смело включайте симфоническую музыку нетленных классиков — Моцарта, Бетховена, более позднего Брамса или монументальные работы Малера.

Для работы хорошо подойдет фортепьянная музыка, легко превращающаяся в фон: прелюдии Дебюсси, пьесы Эрика Сати, сонаты Прокофьева и абсолютно все произведения великого романтика Шопена.

Добравшись до дома и заканчивая свою бытовую рутину, попробуйте поставить оперные арии и романсы: подборка из самых известных фрагментов опер, а также романсы русских композиторов Рахманинова и Глинки создадут гармоничную и приподнятую атмосферу.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения

Вечерний отдых — время джаза… или экспериментов? Поставьте легкую классику с солирующей скрипкой: концерты Баха и Вивальди, произведения Мендельсона и Паганини, Равеля и Грига. Она создадут мелодичный покой, обволакивая и преображая все вокруг. Или можно смело уйти в мистические дали модных композиторов, создавших свой неповторимый стиль: Арво Пярт, Ян Сибелиус, Альфред Шнитке.

Где находить классику? Сейчас музыка доступна практически везде! Разбираясь все больше в своих ощущениях, познавая свою реакцию на музыку, вы сможете расширять свой кругозор и добавлять все больше произведений. Классическая музыка — это целый мир, который дает пищу и душе, и сознанию.

Источник: https://www.womanhit.ru/stars/starauthor/2018-06-15-kak-poljubit-klassicheskuju-muzyku/

Как полюбить классическую музыку?

Отправились два торговца в Африку. Они хотели заняться там бизнесом, продавая обувь. Каждый отправил жене письмо. Один писал: «Идея безнадёжная, так как все здесь ходят босиком». Второй написал: «Всё складывается отлично — здесь все ещё ходят босиком!» (анекдот)

Бывали ли вы в ночных клубах или ресторанах? Думаю, что какое-либо из таких заведений каждому взрослому человеку приходилось посетить хотя бы раз.

Надеюсь, вы весело провели время! Не помните, под какую музыку там танцевали? Обычно в клубах звучат композиции в стиле так называемой прогрессивной электро-музыки, а в ресторане чаще всего — в стиле шансон и поп.

Прекрасная музыка для того, чтобы отдохнуть и расслабиться.

Но я предлагаю поговорить о классической музыке. Возможно, кому-то из читателей тема покажется неактуальной. Вот вам-то и посвящаются эти строки. Возвращаясь к анекдоту — есть люди, которые думают, что классическая музыка доживает последние годы, другие же считают, что её возрождение только начинается.

Не будем вдаваться в статистку, выяснять процент слушателей классики и её рейтинг на радио- и телеканалах.

Я поинтересовалась у школьников от четырнадцати до семнадцати лет: каково их отношение к музыкальной классике. В большинстве своём ребята среагировали примерно так: «А что это такое, классическое музыка, и с чем это едят?» Это несмотря на то, что в школьной программе урок музыки есть. Отчего такое пренебрежительное отношение к жанру?

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения Depositphotos

Наверное, вы согласитесь, что в том, что молодые люди близко не соприкасаются с музыкальной классикой, нет их вины. Представьте, если бы вам с раннего детства ставили тогда ещё виниловые пластинки с прекрасными образцами классической музыки понемногу каждый день.

И происходило бы это в непринуждённой обстановке, без «давления» родителей типа: «Садись, слушай, запоминай, анализируй!» Если бы музыка в доме звучала так же естественно, как проходят семейные застолья по праздникам, вероятнее всего вы — если бы даже и не полюбили классику — по меньшей мере стали уважать этот жанр.

Я «раскусила», что такое классика, и поняла, «с чем это едят», благодаря стараниям отца. Лет с четырёх меня посвящали в это прекрасное классическое искусство, но осознание того, как это красиво, ощущение удовольствия и восторга от слушания такой музыки пришло лишь лет в десять.

Итак, предлагаю тем, кому не близок музыкальный жанр, о котором я веду речь, — давайте проведём эксперимент. Вы обязательно должны стать его активными участниками! Найдите, к примеру, в Интернете запись музыки Вивальди «Времена года», или пусть это будет «Болеро» Равеля, или же «Лунная соната» Бетховена.

Конечно, вы не раз слышали хотя бы фрагменты из этих шедевров мировой классики. Могу поспорить — эта музыка обязательно затронет тончайшие струны души. Примеров такой музыки масса. Но с чего-то надо начинать.

При желании через некоторое время вы обязательно начнете слушать и понимать более сложные по восприятию музыки произведения. Музыкальные произведения с трагическими нотками напоминают грустные моменты жизни. Если составить фонотеку таких произведений и начать слушать полюбившиеся мелодии, через призму своих воспоминаний мы прольём немало очищающих душу слёз.

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постижения Depositphotos

Музыке свойственно пробуждать в нас чувства и эмоции. Изучая ее влияние на человека, учёные разных стран обнаружили чудодейственный эффект многих известных произведений. Особенно много разговоров ведётся вокруг творений таких гениев, как Моцарт, Вивальди, Григ, Бетховен, Шуберт, Шуман, Чайковский и Дебюсси.

Если вы попробуете сделать так, как я предложила, очень надеюсь, что вы согласитесь — классическую музыку любят и воспринимают все, стоит просто попробовать и научиться это делать!

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/58366/

Как полюбить классическую музыку и как не пропустить жизнь сквозь пальцы

Бенджамин Цандер, американский дирижер из Великобритании, музыкальный руководитель Бостонского Филармонического Оркестра, преподаватель Консерватории Новой Англии, рассказывает о том, как полюбить классическую музыку и не пропустить жизнь сквозь пальцы.

Вы, наверное, слышали историю о двух торговцах, которые прибыли в Африку в начале ХХ века, чтобы разведать обстановку — стоит там обувь продавать или нет. Вскоре они отправили телеграммы в Манчестер. Первая была такой: «Никаких вариантов. Здесь вообще не носят обувь» А второй торговец написал: «Удача века! тут про обувь еще не слыхали!»

Читайте также:  Зачем нужна ритмика в дмш?

Как полюбить классическую музыку? Личный опыт постиженияПочти то же самое можно сказать и о классической музыке. Некоторые думают, что она умирает. А другие еще вообще ничего не знают о ней. Чтобы не ударяться в статистику и не рассказывать о разваливающихся оркестрах и разорившихся звукозаписывающих компаниях, я решил провести сегодня один эксперимент. Правда, это не совсем эксперимент, потому что я знаю, чем все закончится, но все-таки что-то наподобие эксперимента. Перед тем как мы начнем, я должен сделать пару вещей: во-первых, я хотел напомнить вам, как играет семилетний ребенок, возможно, этот ребенок играет в вашем доме.

Звучит примерно так.

А, ну вот кто-то и узнал своего ребенка. Если он берет уроки и занимается сам, то в восемь он играет так. Проходит еще годик — и еще годик — Но на этом этапе они обычно бросают заниматься музыкой. Но если подождать еще немного, вы услышите вот это.

Возможно, вы думаете, что он вырос, влюблен, что у него новый учитель или еще что-нибудь. Но что на самом деле изменилось — это акцентирование. Смотрите, вначале он играл и акцентировал каждую ноту.

Во второй раз — каждую вторую. Если вам удобнее, следите за движениями моей головы. Ребенку девять лет — и он делает акцент на каждой четвертой ноте. А десятилетний — на каждой восьмой.

В 11 лет он уже может вести всю фразу.

Я не знаю, почему это происходит. Это не из-за того, что я плечи поднимаю. Просто музыка ведет меня. Поэтому я называю это «игрой одного полупопия». Существует также игра другого полупопия. Как-то один дядечка был на моем мастер-классе, я объяснял что-то молодому пианисту. А тот дядечка был президентом одной корпорации в Огайо.

А я все вожусь с этим пианистом, и в конце концов говорю: «Да вся твоя беда в том, что ты играешь двумя полупопиями, а должен — одним!» Я показал ему, как надо делать. И музыка повела за собой. Все в зале затаили дыхание — как он играл! А потом мне пришло письмо от этого дядечки. Он писал: «Меня так вдохновило.

Я вернулся и переделал всю свою компанию в компанию одного полупопия».

А теперь — второе, что я хотел сказать. Здесь около 1600 человек. Думаю, что где-то 45 из вас страстно любят классику. Слушают только «Радио Орфей», а в машине всегда Бетховен. Ваши дети учатся в музыкальной школе. Вы жизни не представляете без консерватории. Но это только первая группа. И в ней не так много людей. Есть еще одна группа — побольше.

В ней те, кто ничего не имеет против классической музыки. Например, приходите после работы, выпиваете вина, закидываете ноги на стол, и Вивальди не помешает, конечно. Вот это была вторая группа. Теперь — третья. В ней те, кто никогда не слушают классику. Просто не слушают. Ну так, что-нибудь в аэропорту только если играет, или марш какой из «Аиды», когда вы заходите в зал.

Но в общем-то и все. И таких людей пока большинство.

И еще есть одна небольшая группа — люди, которые считают, что у них просто нет слуха. Невероятно много людей так думают. Часто приходится слышать: «Моему мужу медведь на ухо наступил» На самом деле слух есть у всех.

Если бы у вас не было слуха, вы бы передачу в машине не смогли переключить. Вы бы тогда не понимали, из Техаса человек или из Рима.

Да и вообще, когда мама звонит, и просто говорит «здравствуй», вы же сразу понимаете не только что это она, но и какое у нее настроение. У каждого потрясающий слух. Никто не глух.

Но меня не устраивает эта пропасть между теми, кто понимает и любит классику, и теми, кто вообще никак не связан с ней. А людей, не обладающих слухом, в этом зале больше нет. Но даже между теми тремя группами — бездна. Но я не остановлюсь, пока по всей земле не полюбят классическую музыку. Так за дело!

Понимаете, у меня нет никаких сомнений, что это сработает, если вы будете смотреть мне в глаза. Лидер ведь не должен сомневаться, когда пытается привести людей к какой-то идее. Хорош был бы Мартин Лютер Кинг, если бы думал: «Есть у меня идейка, но не знаю, справятся там они или нет»

Так что я сыграю сейчас одну пьесу Шопена. Удивительная прелюдия. Многие ее узнают.

(Музыка) Интересно, таким было течение ваших мыслей? В начале вы подумали: «О, какие прекрасные звуки», а потом: «Наверное, не стоит ехать в Турцию этим летом как обычно» Забавно, правда? Как эти мысли попадают к нам в голову? Конечно — (Аплодисменты) Если пьеса длинная и у вас был тяжелый день, кто-то может заклевать носом. Тогда сосед потеребит вас за плечо, «Просыпайся!, мы к культуре приобщаемся». И спать захочется еще больше.

Но часто случается так, что вы засыпаете не потому что день был скверный, а по нашей вине. Кто-нибудь подумал, пока я играл: «Почему же он так часто акцентирует звуки?» Если бы я синхронизировал это с помахиванием головы, все бы точно заметили. Теперь вы всегда сможете различить впредь, что музыкант делает эти акценты не в тех местах.

Ну так давайте разберемся, что же тут происходит на самом деле. Вот у нас нота Си. а рядом с ней нота До. До умеет делать Си грустной. Правда? Все композиторы знают это. Для грустной мелодии Они просто берут эти два звука.

Обычно это просто Си и четыре грустненьких До. Потом Ля, дальше Соль и Фа. То есть у нас Си-Ля-Соль-Фа.

А если так, то что мы должны ожидать дальше? Удача с нами! Давайте еще разок — да, теперь я слышу ваш хор! Ну и как, остались тут еще люди без слуха? От Парижа до Находки — везде ждут этого разрешающего Ми.

Но для Шопена рано приходить к Ми в этом месте. Потому что иначе все должно закончиться уже сейчас. Помните Гамлета? 1 Действие, 3 сцена. Гамлет узнает, что это дядя убил его отца. Ну и что он — сразу же пытается убить дядю, но откладывает это. а потом снова идет убивать и снова откладывает.

Все критики, которым обязательно надо что-то сказать, говорят: «Гамлет просто прокрастинатор». Или они говорят, что у него был эдипов комплекс. Но на самом деле тогда бы продолжение пьесы не имело смысла. А так Шекспир — и сумасшедшую Офелию, и театр в театре, и бедного Йорика, и гробокопателей выписал.

А Гамлет убьет дядю только в пятом действии.

Так точно и Шопен — мелодия идет к этому Ми, но он говорит — «давайте вернемся и снова дойдем до него». И он возвращается. И со всевозрастающим волнением, но это только волнение, не беспокойтесь, он доходит до Фа-диеза и наконец делает остановку на Ми. Но это пока еще не та гармония, которую он ищет. Мы называем это ложной каденцией, потому что она вводит нас в заблуждение.

Я говорю своим студентам: «Когда играете ложную каденцию, обязательно поднимайте брови, и тогда все поймут». Он берет Ми, но не с той гармонией. Еще раз Ми, но новый аккорд тоже не подходит. Еще раз — опять не то. И опять. И вот, наконец… Джентельмен в первом ряду выдохнул с улыбкой. Эта та улыбка, с которой вы после бесконечного дня приходите домой.

Потому что все мы знаем, где наш дом.

Так что это пьеса о возвращении издалека. И я сыграю еще раз с начала. А вы вспомните — Си, До, Си, До, Си, До, Си — вниз к Ля — Соль — Фа. Почти доходит до Ми, но тогда и всему конец. Опять к Си — волнение — Фа-диез. Ми.

Не та гармония, не тот аккорд, снова не тот. И, наконец, он дома. И я играю сидя на одной ноге. Ну, вы помните.

Ведь для того чтобы воспроизвести путь от Си к Ми, я должен забыть о каждой отдельной ноте и думать только о движении.

Знаете, мы только что вернулись из Южной Африки, Нельсон Мандела просидел там 27 лет в тюрьме. Интересно, о чем он думал? О Еде? Нет, он думал о будущем ЮАР и о правах человека, это помогло ему пережить все это время. Так и птица не думает об изгородях, над которыми летит, а просто летит вперед.

Почувствуйте это движение от Си к Ми. И еще я попрошу вас, пока я играю, вспомнить кого-то, кого вы любили когда-то. бабушку, друга, того, кого вы любили всем сердцем и кого больше нет. Просто вспомните этого человека и слушайте музыку. И вы поймете все, что хотел сказать Шопен.

(Музыка) (Аплодисменты)

Не удивляйтесь, что я тоже хлопаю. Я как-то проводил этот эксперимент в Бостоне, там было 70 семиклассников 12-ти лет. И я проделал с ними все то, что и с вами. И в конце они хлопали так восторженно. Я хлопал. Они хлопали.

Потом я просил: «Почему я аплодирую?» и один из мальчишек сказал: «Да потому что мы слушали!» А здесь — 1600 людей, занятых всем чем угодно, внимательно слушали и были глубоко тронуты Шопеном. Это очень многое значит для меня. И я почти уверен, что каждый почувствовал это. Конечно, я не могу быть абсолютно уверен.

Потому что однажды я был в Ирландии в то тяжелое время, 10 лет назад и работал с детьми, католиками и протестантами, мы также слушали с ними классическую музыку. Довольно рискованная вещь, ведь они дворовые дети.

И один из них потом подошел ко мне и сказал: «Знаете, я вообще никогда такую музыку не слушал но когда Вы сыграли ту Шопинговую пьесу…» (Шопен и Шопинг — правда, звучит похоже) Он сказал: «Моего брата убили в прошлом году, и я не плакал о нем, но когда Вы играли ту пьесу, я только о нем и думал. И у меня слезы ручьем потекли. Я просто рыдал». Тогда я понял, классическая музыка — она для всех. Абсолютно для всех.

Подумайте об этом, правда, музыканты, к сожалению, не всегда так считают. Они говорят, только 3% населения любят классику.

Если мы сможем сделать, чтобы ее полюбили 4% — это будет наша победа! Но как мне жить, если сейчас классическую музыку любят 3% людей на Земле, и кто-то мечтает, что их может стать 4%, а я уверен, что каждый любит классику, просто некоторые пока не знают об этом. (Смех) Два совершенно разных мира.

Читайте также:  Как выбрать электронное пианино для успешных занятий?

Однажды, когда мне было 45 лет, я уже 20 лет дирижировал оркестром и вдруг понял — дирижер не издает ни одного звука. Но именно я приветствую вас на обложках CD ничего не играя. От дирижера зависит, смогут ли музыканты почувствовать себя могущественными. И это вдруг изменило все мои представления. Музыканты из моего оркестра приходили и спрашивали: «Бен, что случилось?»

А вот то и случилось. Я понял, что должен пробуждать в других людях интерес и веру. И, конечно, мне хотелось знать, получается это у меня или нет. Все становится понятно по глазам. Если глаза горят, тогда все верно.

Вы можете осветить целую деревню глазами этого мальчика. Если глаза сияют, вы делаете все правильно. Если глаза не сияют, тогда приходит время задать вопрос — Кто я такой, если у моих музыкантов потухший взгляд? Можете спрашивать так и про детей.

Кто я, если у моих детей не горят глаза? Совсем другой мир открывается.

А теперь, когда наше путешествие подходит к концу и мы снова спускаемся на землю. Каждый может задать себе вопрос: Кто я? И у меня один критерий для оценки — не богатство, не слава, не власть, главное — это сколько вокруг меня сияющих глаз.

И теперь у меня осталась только одна мысль. Это правда очень важно, что мы кому говорим. Наши слова намного важнее, чем мы думаем. Я понял это, поговорив с одной женщиной, которая выжила в Аушвице. Она попала в лагерь, когда ей было 15. Ее брату было 8, родителей они потеряли.

И она рассказала мне: «Мы ехали в поезде в Аушвиц, я посмотрела вниз и увидела, что мой брат потерял башмаки. Я прикрикнула на него: «Что ты такой неряха, не можешь сберечь свои вещи!» так, как может сказать старшая сестра младшему брату. Это было последнее, что она сказала ему в этой жизни.

Потому что он пропал, и больше они никогда не виделись. И когда она выбралась из лагеря, она дала клятву. «Я вернулась к жизни после Аушвица и я клянусь, что никогда не скажу того, что не могло бы остаться как мое последнее слово». Сможем ли мы так жить? Наверное, нет.

Но можно хотя бы об этом помнить.

Спасибо.

Горящие глаза, радость на ваших лицах. Спасибо вам. Спасибо.

ted.com

Источник: https://www.pravmir.ru/kak-polyubit-klassicheskuyu-muzyku-i-kak-ne-propustit-zhizn-skvoz-palcy/

6 шагов, которые помогут разобраться в классической музыке и даже полюбить ее

  • 15 российских знаменитостей, которые стали мамами после 40. Некоторые — впервые
  • 20+ фото, которые врачи должны выписывать как лекарство от осенней хандры
  • 11 крутых вещей из будущего, которые уже изобретены
  • Как изменились актрисы любимых женских сериалов с момента выхода первых сезонов
  • 12 вещей, которые опасно выбрасывать в мусор. Но большинство продолжает так делать
  • Как годы изменили 20 исполнителей, которых знают все
  • 20+ сильных исторических фотографий, по каждой из которых можно снять остросюжетный фильм
  • Посмотрите, как выглядел бы пантеон современных богов, которым мы все невольно поклоняемся
  • 17 похожих, но разных вещей, которые давно пора перестать путать
  • 19 СМС от людей, которые остры и непредсказуемы в своих ответах
  • 17 пользователей сети вспомнили собеседования, после которых им уже ничего не страшно
  • 20+ повседневных вещей, которые придумали дизайнеры от бога
  • Женщины рассказали о свекровях, с которыми им пришлось пройти огонь, воду и медные трубы
  • 11 забытых браков советских знаменитостей, о которых зрители мало что знали
  • 24 фото, которыми можно обращать людей в кошатников
  • Как выглядят и чем занимаются дочери известных мировых политиков (Каждая из них заслуживает титула «мисс мира»)

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-kultura/kak-nachat-ponimat-klassicheskuyu-muzyku-i-dazhe-polyubit-ee-sohranyaem-sebe-gid-2008615/

Как полюбить классическую музыку за 20 минут

00:00:36 / Возрождение классики

Некоторые люди думают, что классическая музыка умирает, но есть много и таких, кто говорит: «Все еще только начинается!» Сегодня я проведу эксперимент, в ходе которого наглядно докажу, что любого человека можно приобщить к классике подобно обучающемуся музыке ребенку.

Например, мы видим, как семилетний ребенок акцентирует каждую ноту. Через год он уже играет с акцентом на каждой второй ноте, еще через год — на каждой четвертой, а будучи десятилетним — на каждой восьмой.

Обычно после этого ребенок бросает учиться, но если бы он продолжил, то скоро бы у него остался единственный акцент на всю фразу. Дело вовсе не в том, что ребенок полюбил наконец музыку, погрузился в нее или сменил педагога по фортепиано. Просто он стал реже ставить акценты на нотах. Он почувствовал это сам.

А еще почувствовал, как музыка меняет положение его тела. Успех исполнителя во многом зависит от того, может ли он играть на одной ягодице или нет.

00:04:09 / От восторженных до безразличных

Средний зал в 1600 человек по степени приверженности музыке делится на несколько групп. К весьма немногочисленной первой группе относятся люди, влюбленные в классику; радио у них всегда настроено на классическую волну, они регулярно ходят в филармонию.

Вторая группа, побольше, — это те, у кого классика «всего лишь» не вызывает рвотного рефлекса: если по возвращении домой после тяжелого дня на работе они наливают себе бокал вина, кладут ноги на стол, и тут им тихонько включить Вивальди, то он им даже понравится.

Третья, самая значительная группа представлена людьми, которые никогда не слушают классики, ее не существует в их жизни. А есть еще и совсем крошечная группа — это те, кто считает, что у них нет слуха.

На самом деле людей без слуха попросту не существует: когда на ваш мобильный звонит мама и говорит «Привет!», вы не просто тут же узнаете ее, но сразу понимаете, в каком она настроении!

Получается, есть всего три группы. Но даже если брать только их, все равно невозможно без боли смотреть на чудовищный разрыв между теми, кто влюблен в классику по уши, и теми, чья жизнь проходит без нее.

Поэтому нам необходимо доказать тезис: научиться понимать классическую музыку, а значит, и полюбить ее возможно.

В конце концов, не приходило ли вам в голову, что если вас тянет в сон под классику, то дело вовсе не в вас, а в исполнителе?

00:08:16 / Драматические ноты

На примере небольшой прелюдии Шопена можно обосновать приведенный тезис. В одном ее месте проигрывается нисходящая последовательность нот: си-ля-соль-фа. И когда мы сыграли ноту «фа», то какую ноту мы ждем дальше? Любой человек, хоть из деревни в Бангладеш, скажет, что дальше должна идти нота «ми».

То есть очевидно, что нет на свете людей без слуха! Это во-первых. А во-вторых, Шопен не хотел вот так сразу давать «ми». Он уже почти дал нам ее, но тут спохватывается и играет тот же ряд нот сначала. Тут на него находит возбуждение; он добирается до «фа-диез» и только тогда наконец дает нам «ми».

Но это уже неправильный аккорд, или «обманная каденция».

Почему Шопен не дает сразу нужного аккорда на «ми»? Потому что тогда бы музыка кончилась.

Как в пьесе о Гамлете, который, узнав, что его дядя убил его отца, кидается на дядю и едва не убивает того, но тут отступает, а потом снова кидается на дядю и вновь едва не убивает его.

Если он его сразу убьет — пьеса кончится! Поэтому Шекспир вставляет в пьесу целую историю: Офелия сходит с ума, череп Йорика, и так далее — это все для того, чтобы оттянуть наступление пятого акта, когда Гамлет таки убивает дядю. С Шопеном та же история.

00:11:10 / Иметь впереди цель…

Главное в музыкальном деле — далекая цель, мечта, долгая дорога. Играя от «си» до «ми», мы должны думать про большой путь, про длинную дорогу от начальной ноты до последней. Музыку можно лучше понять, подумав во время исполнения пьесы о том, кто вам очень дорог, но кого с вами больше нет.

В аудитории сидят занятые люди самых разных профессий, и пьеса Шопена заставляет их всех слушать и переживать. Это дорогого стоит. Даже у детей улиц из неблагополучных районов Северной Ирландии при прослушивании классики высвобождаются сильные эмоции, связанные с их повседневным невеселым бытом.

Классическая музыка доступна всем и каждому без исключения. Некоторые музыканты так не думают.

Они говорят: «Три процента населения любят классическую музыку, если нам удастся увеличить эту долю до четырех процентов, мы решим все свои проблемы».

Но ведь можно подумать и так: «Все без исключения обожают классику, но они просто еще об этом не знают!» Это, конечно, два совершенно разных мироощущения.

00:17:20 / …увлекая за собой людей

Задача музыканта, художника вообще — пробуждать других людей, оживлять их возможности. Например, дирижер оркестра сам не производит ни звука; весь его успех зависит от того, сможет ли он передать свою силу другим людям.

Понять, получается у него или нет, он может только по глазам музыканта: если они светятся, то у него все получилось.

Если глаза не горят, то надо задаться вопросом: «Кто я такой, что у моих оркестрантов не горят глаза?!» С детьми то же самое: «Кто я такой, что у моих детей не горят глаза?!» После пребывания в культурных эмпиреях, при возвращении в реальный мир любой обязан задаться вопросом: «Кто я такой? Каким я вернулся?»

00:19:00 / О важной роли слова

Наши слова, то, как мы говорим, — это очень важно. Одна женщина, из немногих выживших в Освенциме, попала туда с братом в 15 лет, брату было восемь, их родители погибли.

В поезде по пути в концлагерь она заметила, что брат босой, куда-то делись его ботинки, и она бросила ему: «Что же ты за тупица! Как же ты не уследил за ботинками!» К несчастью, это оказалось последними словами, которые от нее услышал брат, — больше она его не видела; он не выжил. И когда она вышла живой из Освенцима, то поклялась, что больше никогда не произнесет слова, если оно не будет достойно оказаться ее последним словом в этой жизни. Можем ли мы действовать подобным образом в реальной жизни? Нет, конечно, это будет неправильно и для нас самих, и для тех, с кем мы говорим. Однако это является целью, к которой надо стремиться.

Источник: https://snob.ru/go-to-comment/2465

Ссылка на основную публикацию