Пина бауш: танец в 3d, что дальше?

О ней говорят как об одном из самых великих хореографов ХХ века, о ней вспоминают как о выдающейся танцовщице, оговаривая, что модерн-балет не был бы таким, какой он есть сейчас, если бы не она.

Ее имя можно увидеть среди обладателей награды «Венецианский Золотой Лев» и «Приз Киото». Ей принадлежат слова: «Все, что я делаю, я делаю как танцор, все, абсолютно все».

Ее имя — Пина Бауш, ее сущность — танец.

Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

Голос учителя: «Ты — акробатка». Значение слова Пине не понятно, но тон, с которым произнесен вердикт, такой звеняще-мелодичный, одобрительный, особенный. Тон, за которым хотелось следовать, пластика, которую хотелось перенять, класс, в котором хотелось остаться. Ее первый балетный класс.

Пина Бауш: танец в 3d, что дальше? Пина Бауш: танец в 3d, что дальше? Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

Легкая, невесомая, извивающиеся пушинка, балансирующая между полом и потолком, — такой Пина запомнилась Курту Джусу, декану школы искусств «Folkwang» в Эссене.

Сторонник модерн-балета, в своем преподавании он всегда стремился примирить хореографию фундаментальной классики и экспрессию свободы. Молодая студентка Бауш демонстрировала безупречную чистоту позиций и оборотов, добавляя в каждый этюд чувственность и вольность.

Наблюдатель от природы, еще с детства Пина с любопытством подглядывала за постояльцами отеля ее отца. Эмоции, реакции, психология поведения, ей было интересно любое проявление.

Впоследствии, работая над соло в балетном классе, она нанизывала движения и характеры, склеивала статику тела со статичностью скульптур, увиденных в лаборатории студентов курса архитектуры, связывала актерскую игру и язык тела, гротеск оперетты и грациозность балетного поклона.

Пина Бауш: танец в 3d, что дальше? Пина Бауш: танец в 3d, что дальше? Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

1958-й — год большого события в карьере Бауш. Выпускница эссенской школы балета получила грант от службы академического обмена Германии. С пометкой на документах «special student», перед Пиной открылись двери Джульярдской школы искусств. Знакомство с Нью-Йорком, меккой современного балета, прошло беззвучно.

Пина едва ли знала хотя бы пару английских слов, не говоря уже о связанных предложениях. В лучших традициях «теплого приема», ее багаж был утерян, объясниться с работниками аэропорта с помощью жестов не получилось, но первую аудиенцию преподавателей Джульярда она не пропустила.

Врожденная немецкая организованность и стопроцентное знание собственного тела изумили Энтони Тюдора. За восторгом последовало приглашение присоединиться к его хореографическому классу. Ответ положительный не прозвучал, но изящный реверанс и поклон в сторону учителя были громогласнее любого «да».

Нью-йоркская арт-сцена предлагала массу возможностей. Пина старалась использовать каждый шанс, пробуя разные методы и тенденции, смешивая музыкальные направления, танцевальные бэкграунды и чувства. И, безусловно, такая работоспособность и талант заслуживали оваций.

Стоящий, рукоплещущий зрительный зал Metropolitan Opera — это лучшая благодарность за ночные репетиции, за стопроцентную вовлеченность в балет, за откровенную правду, растворенную в танце.

Пина Бауш: танец в 3d, что дальше? Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

Два года работы над собой, над внутренним и внешним, пролетели. Движения чисты, чувства глубоки. Metropolitan Opera и Америка хотели видеть Пину на сцене. В один из январских понедельников у нее состоялся разговор с Куртом Джусом.

Нью-Йорку Бауш дала обещание вернуться и вылетела в Вупперталь, чтобы создать свои лучшие постановки, чтобы собрать танцевальную компанию, которая объездит полмира, чтобы просто задавать вопросы и искать ответы. Ее стремления и подходы были приняты не сразу.

Зрители покидали спектакли, свистели и возмущенно обсуждали пренебрежение классикой. Критики подливали масло в огонь: «Музыка настолько прекрасна, что можно закрыть глаза». Слова о балете, о хореографии — ни строчки. Оркестр противился экспериментам с хором.

Поначалу ни кулисы, ни зрительный зал не желали выбираться из зоны комфорта. Но Пина была не из тех, кто останавливается. Танцоры — первые с кем нужен был контакт. Пробы, распределения ролей и технические репетиции были отодвинуты хореографом на второй план.

Собрав компанию на сцене вуппертальского театра, Бауш рассказала о новом подходе «7х7х5», о концепции, которая создана, чтобы задавать вопросы и слушать ответы, знакомиться с ролью, друг с другом, сценой.

Два ряда по 7 человек, участники будущей постановки, по 5 минут обмениваются мыслями о сценарии, реквизите, характере героев. После первых 5-ти репетиций они снова начинают диалог лицом к лицу, об успехах и сложностях, о важности синхронности в массовке и о праве на ошибку в главной партии. Они учатся взаимодействию, дыханию в унисон, сопереживанию и честности. Ведь зритель больше всего хочет именно ее, а не перфекционизма.

Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

Взаимопонимание внутри танцевальной трупы подарило балет «Come Dance With Me», музыкальным сопровождением которого стали народные песни. Знакомый с детства фольклор, поющие танцоры и отсутствие скованности растопили зрительный зал.

Ему вдруг понравилось происходящее, снова образовалась очередь в театральную кассу. Менеджерам начали поступать приглашения на гастроли, а критики отдавали работам Бауш целые полосы.

Нью-Йорк увидел Пину вновь и сразу в двух амплуа — танцовщицы и хореографа.

Пина была рада успеху, но дороже всего ей была сакральность театра и она нашла способ уберечь ее. С конца 60-х и по сегодняшнее время магия танца Бауш связанна со словом «Лихтенберг».

В индустриальной части Вупперталя, среди СТО, железнодорожного депо, дешевых закусочных и холлов с игровыми автоматами расположился старый кинотеатр, репетиционный зал Пины и её компании.

Помещение, лишенное солнечного света, угрюмое пространство со старой вентиляционной системой стало местом, где в процессе долгих репетиций, размышлений, конфронтаций и поисков компромиссов рождались движения искренности, отчаянные перформансы, небывалые трансформации.

Таинственность и отрешенность от реального времени будоражила фантазию танцоров, спартанские условия позволяли сосредоточиться на технике исполнения, а камерность бережно оголяла чувства. Для чужаков двери были всегда закрыты.

Даже в предпремьерные дни показать кусочек финального прогона для медиа было скорее исключением из правил, чем само собой разумеющимся действием. Интимность — то, что Пина ценила и берегла больше всего. «Лихтенберг» — мир ее вдохновения, лаборатория танца, место встречи, где говорят и понимают с полуслова, где возникает близость между мужчиной и женщиной, между танцором и хореографом, между сценой и ее будущим зрителем.

«Все мои роли, написаны моим телом». Так говорила Пина о себе в танце и о своей хореографии, но и сцена для нее была всегда живой субстанцией и у сцены была роль. В балете «In The Rite of Spring» весь паркет был покрыт свежевспаханной мелкодисперсной землей. Аромат, шуршание ног, комочки на одежде и вымазанные лица танцоров.

Это не работа в предлагаемых обстоятельствах, это 45-минутная жизнь, 45-минутная главная роль. В «Bluebeard» на сцене были настоящие листья, никакой бутафории, а в «Come Dance with Me» — хворост. И, наконец, в «Vollmond» («Полнолуние») — вода, скалы и живые крокодилы: настоящее безумие, бесконтрольное действие, где пластика и чувства были на пределе возможностей.

Гвоздики — любимые цветы Пины, «Гвоздики» — балет, благодаря которому имя Бауш навсегда останется на страницах танцевальной истории. Каждый цветок на своем месте. Аккуратными рядами сцена засажена живыми гвоздиками. «Педантичная подготовка, необычное оформление». Первые мысли, возникающие в голове зрителя, только что зашедшего в зал.

В начале спектакля танцоры чересчур осторожны, изрядно нежны. Они не прикасаются к цветам даже кончиками пальцев. Но после двух часов от нетронутости и чистоты на сцене не осталось и следа. Она вспахана и засеяна смешанными чувствами. Зрительный зал в восторженном замешательстве.

Что же привело его в это состояние? Хор, поющий джаз и синхронно транслирующий слова на языке жестов, танцующие мужчины в платьях или танцующие на столах женщины под лай четырех скалящихся немецких овчарок. А может зритель просто пребывает в состоянии шока от того что за два часа Пина и ее компания расшатали его чувства от смеха до плача.

Однозначного ответа нет. Но предельно ясно, что забыть эти «гвоздики» невозможно. Они дотрагиваются до самых глубин, до струн сердца. Если можно сказать о каком-то балете, как о «чутком», то, пожалуй, о нем. Центральный танец на музыку Вивальди «Четыре сезона» даже выбрался из общей постановки и стал настоящим культурным феноменом.

Повторяющиеся четыре движения, подстроенные под музыкальный такт — вот и вся хореография. Перформанс начинают танцоры, образовывая линию. В их компанию может присоединиться зритель. Запомнить движения легко, они предельно просты, меняется только быстрота их смены: учащенная для зимней вьюги и расслабленная — для знойного лета.

Для распространения перформанса в массы и привлечения новой аудитории онлайн-ТВ платформа ARTE Concert создала специальный видео-хаб, на котором можно разместить собственное видео «Четырех сезонов». Акцию «Take Part — Dance!» поддерживают также нынешние танцоры Вуппертальского театра.

С воркшопами и мастер-классами они путешествуют по всему миру, в поиске новых аутентичных талантов — от Токио до Буэнос-Айреса. Они рассказывают истории, делятся мотивацией, пересматривают архивные видео с Пиной и просто танцуют, для публики и вместе с ней.

    Pina is Muse, Pina is Power. Для ранних 70-х ее постановки были дикостью. Абразивная сюжетная линия, танцоры поют и бросаются стульями, мечутся по заставленной, как тогда казалось хламом, сцене, порой то мокрые, то кричащие, то непонятно вообще, что с ними творилось.

    Зато сегодня наследие Пины просачивается в перфомансах от Lady Gaga и PJ Harvy до Лондонского национального театра.

     Ее обращение со сценой и реквизитом восхищали Хельмута Ньютона, и в своих фотосессиях он иронизировал на тему моделей и аллигаторов, впоследствии передав эстафету Марио Тестино.

    Балетное платье, жилистое телосложение и скользящая грация — три вещи, которые покорили японского дизайнера-реформатора Йоджи Ямамото. «Это мое представление женского тела. Изгиб спины. Я всегда ищу ее силуэт в других, когда иду по улице».

    Коллекция SS’ 92, где центральное место было отдано струящимся платьям молочного оттенка, лишь одна из тех, что посвящена Пине. Последние комбинационные перформансы Бауш стали одним из постоянных источников вдохновения для выпускников Bunka College. В 2015-м году одна из коллекций, посвященная хореографии Пине, была представлена брендом «Etw. Vonneguet» в рамках Tokyo Fashion Week.

    «Танцуйте, танцуйте, иначе мы потеряем все», шептала она своим ученикам, и сама танцевала. В любом возрасте и при любой возможности.

    У Федерико Феллини Пина слепая принцесса, играющая в шахматы, в картине Педро Альмодовара «Поговори с ней» кино-жизнь получил ее перформанс «Café Müller», а после смерти она ожила в объемном изображении в номинированной на Оскар документальной ленте Вима Вендерса.

    Источник: https://styleinsider.com.ua/2016/04/pina-bausch/

    «Пина 3D» — OpenSpace.ru

    Имена:  Вим Вендерс · Пина Бауш

    ©  Premium Film

    Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

    Кадр из фильма «Пина 3D»

    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?
    • Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

    Перейти в фотогалерею материала › Всего фото: 12 В российский прокат выходит фильм Вима Вендерса «Пина», первый эксперимент режиссера в 3D, премьера которого состоялась зимой на Берлинском фестивале.

    Читать!

    Однажды в Греции маленькая девочка пыталась затянуть в хоровод грустную молчаливую женщину, которая, по своему обыкновению, стояла в стороне и просто наблюдала. Тогда девочка подошла к ней, взяла за руку и на ломаном английском сказала: «Танцуй, танцуй, иначе мы пропали».

    Эти слова настолько потрясли женщину, великого немецкого хореографа Пину Бауш, что стали ее девизом на многие годы. Их же взял Вим Вендерс в качестве подзаголовка для фильма, который он задумывал вместе со своей подругой, но вынужден был делать один.

    Пина Бауш умерла, так и не узнав, действительно ли 3D способно приоткрыть кинозрителю дверь в ее танец, как обещал Вендерс.

    «Пина» оказалась самым долгосрочным проектом немецкого режиссера.

    Идея появилась двадцать лет назад, когда он, ничего не знавший о танцтеатре Пины Бауш, случайно попал на спектакль «Кафе Мюллер», в котором хореограф увековечила свои детские воспоминания о встречах и расставаниях в кафе ее родного города Золингена. Эти сорок минут, по признанию Вендерса, рассказали ему о мужчине и женщине больше, чем весь кинематограф мира.

    Читайте также:  Как пропиарить группу? что об этом говорят специалисты по маркетингу?

    Как только они познакомились, восторженный Вендерс предложил Пине поработать над общим проектом. Сначала Бауш не придала этому значения, а потом, в течение многих лет их дружбы, периодически напоминала режиссеру о его опрометчиво сделанном предложении.

    Но Вендерс все не мог решиться: слишком велик был риск разрушить магию танца, не передав с помощью киноязыка то, что он однажды испытал, наблюдая за движениями сомнамбулических тел. Главное, что привлекало его, — невероятная работа с движением, метафизика страдающего и жаждущего тела.

    Кинематографу не по силам полностью уйти от слов, от определений, лишь одними жестами и движениями раскрыть суть явлений. Все, что Вендерс знал и умел как режиссер, не подходило для этой затеи. Он пытался найти средства, чтобы создать фильм-танец, который сможет затянуть зрителя в круговорот движений, как греческая девочка затянула Пину. Только посмотрев картину о группе U2, снятую в 3D, Вендерс понял, что решение найдено, и приступил к съемкам. Через несколько месяцев после начала совместной работы Пина Бауш умерла от рака.

    Остается только догадываться, каким получился бы фильм, если бы она была жива. Ясно одно — совсем другим. Вендерс должен был ездить за труппой по всему миру и снимать их выступления. Смерть хореографа сломала все его планы.

    Казалось, продолжать работу больше не имело смысла. Однако после обсуждений с осиротевшим коллективом Вендерс принял решение доделать фильм ради Бауш, никуда не выезжая за пределы Вупперталя, города, в котором Пина работала более сорока лет.

    Читать текст полностью

    Новая концепция была выстроена вокруг четырех спектаклей: «Кафе Мюллер», «Зоны контакта», «Полнолуние» и «Весна священная», чувственных, страстных драм о судьбе, возрасте, любви и войне полов. В этих постановках танцоры двигаются с такой яростью и неистовостью, что становится очевидно: все происходящее на сцене имеет личное отношение к каждому из них. Гонимые своими страстями и слабостями, они борются с собственной природой и обстоятельствами. Корчатся в судорогах, ломаются под тяжестью своей боли, сопротивляются стихиям, побеждают. Эти танцы не сможет исполнить никакая другая труппа, потому что они слишком личные, «закрепленные» именно за этими телами.

    ©  Premium Film

    Кадр из фильма «Пина 3D»

    Простой демонстрацией отрывков из спектаклей Вендерс не ограничился. Для параллельной линии он использовал метод Пины — questioning, — с помощью которого хореограф ставила новые номера. Она залезала в голову своим танцорам, заставляла их быть откровенными. На репетиции Бауш задавала вопросы, на которые нужно было ответить не словами, а импровизированными танцами и языком тела. Какой ты видишь луну? Как можно показать удовольствие от движения? Что есть страх? Вендерс пошел по тому же пути. Вопрос, который он задавал, касался напрямую отношений каждого танцора и Пины. Он спрашивал: что она в тебе видела, что открыла в тебе? — и направлял камеру на лица танцоров. В кадре они не открывают рта. Просто смотрят. Закадровый текст — их мысли, которые обрываются и продолжают звучать в танцах, проникающих в разные уголки Вупперталя. Вендерс, проводивший в детстве много времени в этом городе, отобрал лучшие урбанистические и ландшафтные виды: подвесная дорога, заброшенная фабрика, соленое озеро, обрыв, лес, стеклянные дома. Исполняемые на свободе сольные и парные номера становятся последним посвящением танцоров человеку, с которым многие из них прошли многолетний путь от насмешек и неприятия до преклонения публики.

    ©  Premium Film

    Кадр из фильма «Пина 3D»

    Таким образом, фильм, который задумывался как взгляд на мир Пины и ее труппы, Вендерс превратил во взгляд труппы на нее. Предельно личный и честный взгляд. Благодарный и печальный. Ни об одном другом хореографе нельзя было бы снять фильм в подобном духе. Только о Бауш. Во времена деконструкции нарратива Пина позволяла себе рассказывать истории о людях. В век смерти субъекта она наперекор всему ценила лица и характеры. Ее труппа никогда не была столь обезличенной, как у Мерса Каннингема. Ее танцоры оставались в первую очередь людьми. Смешными, униженными, красивыми, замученными, потерянными, увядающими. Людьми разных комплекций и национальностей. Людьми, которые танцуют, потому что не могут не танцевать. Танцорами со своим представлением обо всем, со своим опытом, морщинами, весом. Такими они предстают и в фильме Вендерса. Они соблазняют друг друга и проклинают. Стонут от одиночества и кричат от страха. Высмеивают свои комплексы и озорно шутят. В танце.Вендерс почти не позволяет себе проникать на репетицию с камерой. Он не показывает черновые варианты, не раскладывает волшебство на сегменты. Он дорожит магией Пины. Вендерс внедряется в сам танец. Благодаря трехмерному киноязыку он расширяет, оживляет пространство, которое, как и частое дыхание танцоров, обступает зрителя со всех сторон. Камера вползает в танец, становясь такой же двигающейся субстанцией, как и танцоры.

    ©  Premium Film

    Кадр из фильма «Пина 3D»

    Фильм «Пина» — не только визуальное потрясение, но и музыкальное. Конечно, во многом это заслуга самой Бауш, которая не делала различия между классикой, поп-музыкой и джазом. Она просто отбирала музыку. Русские мотивы Стравинского сменяются «Плачем Дидоны», одной из самых красивых арий Генри Перселла, плавное немецкое ретро — точными ритмами Юна Мияки. Но меломан Вендерс работал не только с готовым материалом. Он попросил Тома Ханрайха, который писал музыку для предыдущих фильмов Вендерса, сочинить саундтрек и для «Пины». Получившиеся композиции, от минималистичных переливов в главной теме до кавера на песню Билли Холидей, звучат в фильме наравне с признанными музыкальными шедеврами. Танец Бауш — не просто хореография. Это любое движение, постоянные повторы, течение самой жизни. Смена одного и другого: времен года, встреч и расставаний, поколений. Вендерс усиливает этот эффект с помощью монтажа, соединяя в одном кинопространстве три версии «Зон контакта»: с членами труппы, мужчинами и женщинами старше шестидесяти пяти и подростками. На экране один возраст превращается в другой, затем — в третий. Но эти изменения нелинейны. Участники спектакля молодеют, взрослеют, увядают и снова молодеют… Все так, как и в вечной смене времен года, которую символизирует проход танцоров в начале и в конце фильма. Все — яркие, красивые, разного роста и возраста, они повторяют одни и те же движения, показанные когда-то Пиной: весной появляется трава, летом ярко светит солнце, осенью падают листья, зимой холодно, весной появляется трава. Это траурное шествие в память Пины лишено скорби. Оно похоже на знаменитый «Танец смерти» из «Седьмой печати» Бергмана. Только танец труппы Пины Бауш — это танец жизни. Вечной жизни, которая, заканчиваясь, начинается.

    {-tsr-}Фильм Вендерса уже успели раскритиковать за то, что самого Вендерса в нем мало, а вся красота — заслуга Бауш. Наверное, так может сделать только мастер — не направляя софиты на себя, остаться в тени другого мастера.

    «Пина» — это подарок не только королеве немецкого выразительного танца, но и тем, кто не успел попасть на постановки, пока труппа гастролировала. Или не успел полюбить Пину Бауш, пока она была жива.

    Новая картина Вендерса получилась еще и о том, что для любви понятия «слишком поздно» не существует. ​

    • Ада Шмерлинг. Памяти Пины Бауш, 03.07.2009

    Источник: http://os.colta.ru/cinema/events/details/23840/

    Пина Бауш — неразгаданная тайна танца

    li_ga2014

    немецкая танцовщица и

    виртуозный хореограф -идеолог современного балета 20 века,Балет — это сценическое искусство, содержание которого воплощается в

    музыкально-хореографических образах. Современный балет — это эксперимент со смешиванием образов и стилей. Балет Пины Бауш — это трогательные истории о живых людях и совершенно новый язык тела.

    В чем секрет настоящего художника? Вряд ли в ювелирной точности выстроенной сцены и даже не в талантливом или неизбитом сюжете. Скорее, зацепить зрителя и овладеть его вниманием целиком и полностью можно, обратив его к собственным чувствам.

    Как это сделать: у каждого свой секрет.

    Она изобрела уникальный «невербальный язык» и стала одной из тех, кто изменил само понимание танца двадцатого века. Ее постановки, стали синтезом хореографии, драматического искусства и видео-инсталяции, а ее знаменитый «Танцтеатр Вупперталь» прославился на весь мир

    В 2011 году, через два года после ее неожиданной смерти, вышел фильм Вима Вендерса «Пина: Танец страсти в 3D», он стал ярким посвящением ее мастерству и таланту, а также позволил рядовому зрителю познакомиться с ее творчеством.

    Входя в театр Пины Бауш нужно оставить в гардеробе все свои прежние представления о балете, о хореографии, об отношениях, о себе.Несколько десятков спектаклей, режиссерские работы «Плач императрицы» и «Кафе Мюллер» можно отнести к сюрреалистичному артхаусу, который до сих пор покоряет международные фестивали.

    У Пины Бауш был свой секрет. В ее гибких пальцах податливым пластилином оживал любой скептик — она лепила из его эмоций замысловатые узоры своего танца.

    Недаром Пина отказывалась от почетного звания Хореограф — в классическом смысле этого слова ее сложно причислить к таковым.Первые постановки Пины Бауш действительно были классическими.

    Точнее, в традиционном танцевальном экспрессионизме, которому она училась у таких метров, как Курт Йосс в Фольквангской высшей школе, Хосе Лимон и Энтони Тюдор в новом американском балете.

    Со своим танцтеатром она создает тот новый театральный язык, который и сделает ее знаменитой

    Она хулиганила на сцене, — воздвигала корабли или засыпала все снегом, обряжала мужчин в дамское платье и чулки, а женщин раздевала донага, заставляла стариков вилять задом, а молодых учиться терпению. Что бы ни происходило на сцене Пины Бауш, все становилось гармоничным, структурно обусловленным и неизменно поэтически необходимым.

    Еще один из секретов языка танца Пины Бауш — умение находиться вне времени и пространства, преодолевать ограничения, оставаясь на месте. Казалось бы, человек на сцене неподвижен, но зритель буквально каждой клеткой чувствует вибрации эмоций.

    • «Меньше всего я интересуюсь тем, как люди двигаются,
    • меня интересует, что ими движет»

    Чтобы объяснить безысходность и отчаянье, нужно точно подобрать измерение и свет, куда следует поместить человеческий мотылек — здесь он запорхает, забьется и непременно оставит след не только в зрителе, но и в самом исполнителе — ведь это и его процесс исцеления.

    Такими же легкими штрихами Пина могла набросать нежность, когда почти чувствуешь ее пульс, созвучный «Бамбуковому блюзу».Если это объятия, то в них всегда присутствует боль, словно разорви их — и ты расстанешься с человеком навсегда или еще хуже — останешься совсем один в звенящей пустоте, в Ничто.

    В балете Пины хочется еще крепче вцепиться в одежду, волосы, укутаться в кожу, только не отпускать.

    Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

    .«Еще немного вина, сигаретку, но только не домой»

    Многим такой театр и сейчас может показаться непонятным, абсурдным, отталкивать или вызывать раздражение.

    Его сцены настолько фантастичны, что поначалу вызывают растерянность — где в них реальность, а где вымысел, есть ли начало и конец у истории, как преодолеть одиночество, возможно ли так любить…целый ручеек вопросов «зачем», на каждый из которых есть свой отклик в уме, свой опыт в теле, свои чувства, — и это та морфология, которая вдруг делает оптическую иллюзию танца понятной, собирает ее в целое и насыщенное, превращает созерцание в персональное переживание.

    Для диалога с миром она изобрела уникальный «невербальный язык» и стала одной из тех, кто изменил само понимание танца двадцатого века. Ее постановки, стали синтезом хореографии, драматического искусства и видео-инсталяции, а ее знаменитый «Танцтеатр Вупперталь» прославился на весь мир.

    Пина Бауш изменила танцевальный мир раз и навсегда. В ее облике не было намека на балетный гламур. Неизменно в черном, в грубых мужских ботинках, без макияжа, она ставила в тупик своей аскетичностью и немногословностью.

    В пятнадцать лет она поступила в школу Курта Йосса, исповедовавшего идеи синтеза балета с другими видами искусства. Он отправил талантливую студентку за новыми идеями в США.

    После Джульярской школы и работы в Новом американском балете Пина вернулась под крыло своего учителя солисткой в Фолькванг-балет.

    Читайте также:  Как научиться правильно петь? советы вокалистки елизаветы боковой

    «Применительно к ней эти рамки – режиссер, хореограф – размыты. Их практически невозможно установить. Их нет», – говорит хореограф Алла Сигалова.

    В 1971 году Пина приехала в Вупперталь и навсегда изменила это мрачное местечко. Она создала театр танца, который сегодня знает весь мир. В Германии его называют национальным достоянием. Ее первые спектакли были освистаны.«Весна священная»

    – за дикие языческие пляски на засыпанной землей сцене, экспрессивные сцены насилия и смерти. «Семь смертных грехов» – за жестокость, откровенный феминизм, отказ от классических балетных норм. «Синяя борода» – за говорящих танцоров и запутанные сюжетные линии.

    «Ее работы были полностью лишены манерности. В классическом танце многие пытаются повторить все, как было, но только не Пина. Ее можно сравнить с Айседорой Дункан в начале столетия. Ее техника стала очень важной в выражении экспрессии танца», – отмечает хореограф Джон Ноймайер (Германия).

    Бауш стерла границы между театром и танцем, создала собственный, уникальный стиль. Перемешала танец и разговор. В ее спектаклях звучат шлягеры, джазовая импровизация, оперетта, детские песни, комбинированные с музыкой парижского авангардиста Пьера Анри. Ее театр навсегда погрузился во внутренний мир человека.

    «Она говорит о смерти, о любви, об одиночестве, о невозможности одного человека прорваться к другому», – продолжает Алла Сигалова.

    В конце семидесятых Пина поставила«Кафе Мюллер»

    и «Семь смертных грехов». Критики назвали спектакли самым разрушительным зрелищем из всех, когда-либо существовавших на немецкой сцене. Она вынесла приговор жестокости и равнодушию.

    «Меньше всего меня интересует, как люди двигаются. Меня интересует, что ими движет» – эти слова Бауш стали манифестом танцовщиков и хореографов многих поколений.

    «То, что она делала, было оригинально, и многие пытались скопировать ее. Но никому так и не удалось это сделать в полной мере. В каждой ее работе присутствовал глубокий личностный смысл», – подчеркивает Джон Ноймайер.

    В 1982 году появились ее революционные «Гвоздики». Они стали потрясением Авиньонского фестиваля, событием мирового масштаба.

    В России «Гвоздики» увидели в 1989 году. Сцена усыпанная цветами, холм из восьмидесяти тысяч лепестков, поющие, говорящие, танцующие артисты… Московская публика была в восторге, в отличие от разгневанных лондонцев и нью-йоркцев, которые посмотрели «Гвоздики» на пять лет раньше.

    «Ее не возможно было прогнозировать. Она удивляла и потрясала новыми идеями. Загадка – где она черпала столько всего нового, и в каждом спектакле всегда чувствовалось ее присутствие», – говорит хореограф Начо Дуато (Испания).

    На новые идеи ее вдохновляло разнообразие мира. После Португалии, в 1997 году, появилась «Мазурка Фаго», после Гонконга – «Мойщик окон». Она создала дневник городов, пропущенных через сердце, после нее осталось больше пятидесяти спектаклей.

    В балетных кругах Бауш называли «Пикассо в танце». Она снялась в двух культовых лентах – в фильме Феллини «И корабль плывет» и картине «Поговори с ней» у Альмодовара. Ее уход был стремительным и неожиданным. Загадку, имя которой – Пина Бауш, так никто и не разгадал.

    Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?http://syg.ma

    https://lenta.ru

    Источник: https://li-ga2014.livejournal.com/214725.html

    Пина Бауш, ранившая в самое сердце

    Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?

    Внешне – сдержанная, всегда в свободной одежде темных цветов и мужских ботинках, с абсолютно «голым» лицом. Никакой косметики, сексуальной провокации, флирта. Даже застенчива. С одной стороны, аскетичность, с другой – невероятная страсть к жизни, работе, людям.

    В ее спектакле «Вальсы» была фраза: «Еще немного вина, сигаретку, но только не домой», – похоже, что это о самой Пине, которая непрерывно курила во время репетиций и литрами пила слабый кофе. Никогда не кричала. Зато кричали ее героини и носили каблуки и яркие платья. «Мои спектакли не растут от начала до конца. Они растут изнутри – наружу», – говорила Бауш.

    Пина Бауш: танец в 3d, что дальше?Пина Бауш ( Pina Bausch) 1940 – 2009

    Путь к признанию занял долгие годы – публика хлопала дверьми, демонстративно покидая зал, Пине звонили с угрозами, требуя отменить спектакли, критики называли происходящее «балетной оргией в Вуппертале». Это потом, в 1982 году, в спектакле «Гвоздики» артист будет кричать со сцены как будто в прошлое: «Ну, чего хотите? Пируэт? Гран жете? Да пожалуйста!» Но до этого надо было еще дожить.

    Родители, державшие пивной ресторанчик в провинциальном Золингене, заметили, что их девочка «двигается как змея», и отдали в местную балетную школу. Пине было пять лет, 1945 год.

    Довольно скоро она стала лучшей ученицей основателя «танцтеатра» Курта Йосса, ученика основоположника немецкого экспрессивно-пластического танца Рудольфа фон Лабана.

    Затем были три года в Америке, где Пина училась у Энтони Тюдора, придумавшего психологический балет, и танцы в легендарных «Новом американском балете» и Метрополитен-опера. Но Крут Йосс позвал ученицу домой, чтобы сделать солисткой «Фолькванг-балет», и она вернулась.

    В 33 года Пина Бауш возглавила балетную труппу Вуппертальского театра оперы и балета, сразу же переименовав его в танцтеатр.

    До смерти скучный Вупперталь стал местом, где родились все главные спектакли Пины Бауш, – этот город она не покинет никогда. Местом, но не источником вдохновения. Потому что Пине было все равно, где быть «не здесь».

    Тем не менее контракт с театром она подписывала на год, и так все 35 лет самозабвенной работы.

    Чем старше становилась Пина, тем удивительнее получались ее постановки. Черно-белая эстетика добра и зла сменяется красочным миром полутонов, нюансов и сложностей бытия.

    В ранних феминистских спектаклях Бауш женщины – жертвы жестокости мужчин, в последних – война полов закончилась, транспаранты брошены наземь, мужчины покорно следуют за женщинами, боясь потерять связь, разъять объятия.

    Впрочем, крайности, страсть и сила по-прежнему бьют молнией в гипнотическом пространстве ее спектаклей.

    В них было все кроме смерти. Этот мотив как будто отсутствует. Думала ли она о ней, боялась ли? В 2009 году она собиралась на гастроли, но внезапно для всех ее не стало. Пина умерла от рака легких. Говорят, что узнала о страшной болезни всего за несколько месяцев.

    Ее даты:

    • 1940: родилась в провинциальном немецком городе Золингене.
    • 1954: поступила в знаменитый Folkwangschule в Эссене, где училась у крупнейшего представителя немецкого экспрессионизма, хореографа Курта Йосса.
    • 1958: учеба в Джульярдской школе в Америке.
    • 1962: возвращение в Эссен в качестве солистки «Фолькванг-балет» по приглашению Йосса.
    • 1968: «Фрагмент» на музыку Б. Бартока – первая работа в качестве хореографа.
    • 1973: назначение главным хореографом Вуппертальского балета.
    • 1975: «Орфей и Эвридика» К. В. Глюка – танц-опера, жанр, придуманный Пиной, в котором каждому персонажу соответствуют два исполнителя – оперный и балетный.
    • 1975: спектакль «Весна священная» на музыку Стравинского, впоследствии ставший культовым танцевальным произведением.
    • 1976: «Семь смертных грехов» К. Вайля – в нем танцовщики впервые заговорили.
    • 1978: знаковые спектакли «Контактхоф» и «Кафе Мюллер». Последний основан на личных воспоминаниях Пины о детстве и историях ее актеров.
    • 1982: спектакль «Гвоздики» на музыку Ф. Шуберта, Дж. Гершвина, Ф. Легара, также ставший легендой.
    • 1997: «Мойщик окон» – первый спектакль из серии впечатлений от путешествий по городам мира. В данном случае – по Гонконгу.
    • 2009: умерла в Вуппертале от рака легких.

    Пина работала для людей – тех, кто на сцене, и тех, кто в зале. Коммуникация была важнейшей составляющей ее работы. Ее спектакли – для тех, кто ищет в искусстве не сюжет или бытописание, а отражение самой сути жизни – того, что нельзя объяснить, потрогать, пересказать.

    «Словарный запас» ее спектаклей не так уж богат, она не мудрствовала и не изощрялась, но была глубока. В Пине тонули зрители, тонули ее актеры – чтобы спастись. «Танцуй, танцуй, иначе мы пропали», – однажды сказала она.

    Кажется, она повлияла на всех, у нее была масса последователей, подражателей и поклонников. Режиссер Вин Вендерс, посмотрев впервые ее «Кафе Мюллер», рыдал как ребенок.

    Они стали друзьями, и позже Вендерс снял необыкновенный фильм «Пина: Танец страсти» в 3D.

    Он начал работу над ним, когда Пина еще была жива, и закончил уже после ее смерти, словно оставив в пространстве пульсирующее многоточие ее таланта.

    Ее артисты не только танцевали, но и говорили со сцены. Они шутили, кричали на публику, стонали, несли чепуху. И одевались как обычные люди. Но Пине этого было мало. Она создала новый тип танцовщиков-индивидуальностей. «На сцене должны быть личности, а не танцоры.

    Мне хотелось, чтобы они выглядели как люди с улицы, которые танцуют», – говорила Пина. Поэтому все было по-настоящему: и грязь из торфа с водой, и живые мыши, крокодилы на сцене, и эмоции.

    Сложно ли было артистам ходить по леске, натянутой между личным и публичным? Судя по словам одного из них – да: «Вечные Пинины вопросы! Я не могу их больше слышать. Играть с чувствами – все равно что играть с огнем».

    Но оно того стоило – она научила их танцевать так, как будто они не знают, что будут делать в следующую минуту. Ощущение спонтанности происходящего вызывало в зрителях и страх, и трепет.

    Источник: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/smysl-zhizni/pina-baush-ranivshaya-v-samoe-serdtse/

    Империя страсти

    В прокат выходит «Пина: Танец страсти» Вима Вендерса – снятый в 3D фильм, посвященный немецкой танцовщице и хореографу Пине Бауш, создательнице знаменитого вуппертальского Театра танца и одной из самых необычных женщин в истории мирового искусства.

    В фильме о Пине Бауш почти нет самой Пины Бауш. Для документальной картины, главная цель которой – нарисовать портрет героя, это обстоятельство совершенно необыкновенное.

    Нет, там, конечно, есть пара кадров с репетиций, есть и фрагмент одного из самых известных ее спектаклей – «Кафе “Мюллер”», где она выступает и как хореограф, и как танцовщица. Но на этом все.

    Никаких биографических справок, никакой хроники, никаких отрывков из интервью – словом, не использован ни один инструмент из арсенала традиционной документалистики.

    Параллельные миры

    Вим Вендерс и Пина Бауш познакомились в середине 80-х. После первого же увиденного балета режиссер смело прошел за кулисы и объявил хореографу, что потрясен и хочет снять о ней кино. Бауш никакой заинтересованности не проявила.

    Она вообще была не склонна к долгим разговорам, не любила давать интервью, к тому же Вендерс был далеко не первым, кому пришла в голову эта блестящая идея. От съемок она, впрочем, не отказывалась, но до этого о ней в основном снимали телевизионные фильмы, а Вендерс хотел сделать картину художественную.

    Вопрос технической реализации поставил его в тупик: как преодолеть двухмерность кинопространства, которой далеко до объема настоящей сцены?

    Когда спустя четверть века в кинематографе начался бум 3D, большинство режиссеров, по примеру Джеймса Кэмерона, в первую очередь думали о фантастике, о возможности создавать с помощью технологии новые миры. Вим Вендерс подумал о том, что он наконец-то сможет показать зрителю мир Пины Бауш.

    Над фильмом они работали вместе. Картина задумывалась как роуд-муви: Вендерс собирался отправиться на гастроли вместе с труппой вуппертальского Театра танца и снимать их спектакли и репетиции в разных городах мира.

    Но незадолго до начала съемок, в июне 2009-го, Пины Бауш не стало. В работе над фильмом без главной героини режиссер не видел никакого смысла. Изменить свое решение его заставили артисты театра, заявившие, что теперь он просто обязан снять это кино – в память о Пине.

    Так танцевальная ода превратилась в некролог.

    Поэма без героя

    «Она сидела вот за этим столом в репетиционном зале и наблюдала меня каждый день в течение двадцати лет. Двадцати! Даже мои родители меня столько не видели».

    Читайте также:  Как сделать голос красивым и приятным: советы

    В кадре артисты вуппертальского театра сидят и молчат, их монологи звучат как закадровый текст, отдельно от них самих. В этих репликах нет никакой конкретной информации: это обрывки воспоминаний, рассеянные эмоции, недосказанные фразы.

    Их мысли и чувства по отношению к своему хореографу обретают полноту только во время танца.

    Бауш часто импровизировала со своими танцовщиками, например, задавала вопрос и просила «станцевать» ответ на него. В фильме ее артисты танцуют в ответ на заданный Вендерсом вопрос о Пине. Кроме того, в картину вошли фрагменты из ее самых известных балетов, отобранные самой Бауш («Кафе “Мюллер”», «Весна священная», «Полнолуние» и «Контактхоф»).

    Действие происходит не только на сцене.

    Помимо Пины и ее подопечных, в фильме есть еще один герой – городок Вупперталь, прославившийся задолго до появления в нем танцевального театра подвесной железной дорогой, которую в разное время снимали многие известные немецкие режиссеры, включая Вендерса. Говорят, Бауш не любила город, в котором прожила почти 36 лет, и часто обрывала журналистов, восхищавшихся ее творческой энергией, фразой «Вы видели Вупперталь? Что там остается, кроме работы?».

    Вендерс превратил маленький город в огромную танцевальную площадку. Артисты театра танцуют в парках, на крышах, в промзонах и на главной улице под тем самым монорельсом.

    Все женщины – в роскошных ярких платьях в пол и с длинными распущенными волосами, мужчины – либо в классических костюмах, либо в широких черных брюках и с голым торсом.

    Тема танцев – столкновение мужского и женского, их вечное желание соединиться и вечная невозможность такого слияния.

    Из всего этого действительно вырастает портрет космических масштабов, он вырисовывается постепенно, складывается, как пазл. Пины Бауш нет в кадре, но она незримо стоит за спиной любого из своих подопечных, и все они чем-то похожи на нее.

    После ухода Пины балетные критики жалели, что вместе с ней, вероятнее всего, ушло и ее хореографическое наследие: эту партитуру движений сложно реконструировать, да и такие спектакли не могут существовать без своего режиссера.

    Благодаря фильму Вендерса попасть на представление легендарного вуппертальского театра теперь может каждый.

    Источник: https://www.vashdosug.ru/spb/cinema/article/67495/

    Фильм Пина: Танец страсти в 3D (Pina): фото, видео, список актеров — Вокруг ТВ

    Немецкое полнометражное документальное кино о знаменитой танцовщице и хореографеПине Бауш (Pina Bausch) и ее Танцтеатре. Фильм снял в формате 3D классик мирового кино Вим Вендерс (Wim Wenders).

    Пина Бауш скоропостижно скончалась летом 2009 года, не дожив до начала съемок ленты. Премьера «Пины» состоялась вне конкурса 61-го Международного Берлинского кинофестиваля. 

    Сюжет фильма «Пина: Танец страсти в 3D»

    В фильме представлены самые значимые постановки Пины Бауш в Танцтеатре (Tanztheater). В «Весеннем обряде» (Le sacre du printemps) воссоздается древний ритуал приношения девственницы в жертву богу весны. Сцена театра в этом эпизоде покрыта толстым слоем торфа, символизирующего плодородную землю.

    Постановка «Кафе “Мюллер”» (Café «Mueller») получила название в честь ресторана матери Бауш в городке Золинген, где Пина провела свое детство. Ее главная героиня – слепая женщина, ищущая путь среди мешающих ей преград. В эпизоде «Контактное поле» (Kontakthof) на сцену выходят танцоры разных поколений. Они демонстрируют свои возможности в танцах начала XX века.

    В «Полнолунии» (Vollmond) на сцене видна большая гора и несколько стульев. Артисты танцуют в брызгах воды, заливающей сцену. 

    В фильме также есть интервью с танцорами и их соло, исполненные вне театра: на улицах города, на природе, в заброшенном здании.

    Съемки проходили в округе немецкого города Вуппертал, где в течение 35 лет жила и работала Пина Бауш. 

    Интересные факты о фильме «Пина: Танец страсти в 3D»

    Это не первое появление Бауш на большом экране, ее хореография была использована в фильме Педро Альмодовара (Pedro Almodovar) «Поговори с ней», а сама Пина сыграла одну из ролей в фильме Федерико Феллини (Federico Fellini) «И корабль плывет».

    Вим Вендерс впервые увидел Танцтеатр в 1985 году в Венеции и был поражен работой Пины Бауш. Познакомившись, Вим и Пина стали друзьями.

    Идея снять о танцовщице фильм сразу же зародилась в голове режиссера, но долгое время он не видел возможности воплотить задуманное.

    Лишь с приходом в кинематограф 3D-формата Вендерс получил инструмент, способный отразить искусство движения, жеста, речи и музыки, свойственное Пине и артистам ее театра.

    В 2008 году он и Пина Бауш приступили к реализации своей давней мечты. Вместе они отобрали четыре постановки Танцтеатра для съемок. Но спустя полгода интенсивной подготовительной работы и всего за два дня до начала съемок Пина Бауш скончалась в возрасте 68 лет, спустя несколько дней после того, как у нее диагностировали рак.

    Вендерс немедленно прекратил все работы, связанные с фильмом. Однако после периода траура и тяжелых раздумий, поддерживаемый артистами и поклонниками работ Бауш, режиссер решил довести проект до конца в память о Пине. В фильм вошло несколько архивных съемок самой Пины Бауш.

    «Пина: Танец страсти в 3D» не только один из первых европейских фильмов, снятых полностью в 3D, но и первый мировой артхаусный проект, выпущенный в этом формате.

    Филиппина Бауш (Philippine «Pina» Bausch) родилась 27 июля 1940 года. В 19 лет окончила престижное танцевальное училище в Эссене и отправилась стажироваться в известной школе Джуллиарда в Нью-Йорке. Вскоре она уже танцевала в Метрополитан и Новом Американском балете. В 1968 году она начала ставить собственные спектакли.

    В 1972-м она стала художественным директором труппы оперы и балета Вуппертала, которая позже была переименована в Танцтеатр Вуппертала Пины Бауш. С гастролями Танцтеатра Пина объехала весь мир и получила широкое признание как хореограф.

     Она является лауреатом самой престижной британской театральной премии имени Лоуренса Оливье, премии Киото и премии Гете.

    Вим Вендерс о Пине Бауш: «До знакомства с ней танец особо меня не интересовал. Только Танцтеатр научил меня ценить движения, жесты, язык тела. Каждый раз, когда я видел ее работы, меня как молнией озаряло, что самое простое и очевидное и есть самое волнующее. Наши тела обладают несметным сокровищем – возможностью самовыражения без слов».

    В 2011 году фильм получил приз Берлинской киноакадемии в номинации «Лучший документальный фильм». Вендерс номинировался как лучший режиссер.

    • Режиссер: Вим Вендерс
    • В ролях: Регина Адвенто, Малу Айраудо, Рут Амаранте, Пина Бауш, Райнер Бер, Андрей Березин, Бенедикт Биллет, Клементайн Дилай

    Источник: https://www.vokrug.tv/product/show/pina/

    Один из самых красивых спектаклей Пины Бауш снова показали в Вуппертале

    Чем ближе к финалу, тем больше на сцене воды

    Laurent Philippe / pina-bausch.de

    Через шесть лет после известия о внезапной смерти Пины Бауш, наверное, самой значительной персоны в немецкой хореографии, сообщение о том, что в репертуаре основанного ею Tanztheater Wuppertal появятся вещи и других хореографов, – самое сенсационное. Это означает: театр решился жить дальше, не превращаясь в музей одного автора.

    Это смело, учитывая, что зрителей более чем устраивает, чтобы все и дальше было «как при Пине».

    Как 40 лет назад, в начале 1970-х Пину Бауш в Вуппертале слепо ненавидели, так слепо теперь обожают, выстраиваясь в очереди за выпущенной к юбилею почтовой маркой с ее изображением и принимая редко выступающую в самом городе компанию такими овациями, какие не снились мировым столицам. Впрочем, овации – дело рук не одних вуппертальцев: городок в земле Северный Рейн – Вестфалия еще при жизни Бауш стал местом паломничества фанатов со всего света.

    Спектакль «Полнолуние» (Vollmond), показанный в Вуппертале в рамках юбилея, доказывает, что на одном только репертуаре Бауш театр может держаться долго. «Полнолуние», проект сам по себе популярный, бешено популярным стал благодаря фильму Вима Вендерса «Пина», снятому уже после смерти хореографа.

    Именно этот сделанный в 3D (как Вендерс с Бауш и хотели, да при ее жизни не успели) оммаж приучил реагировать на первые звуки Memoires De Futur Рене Обри (музыкальная тема «Полнолуния») как на позывные, означающие «Пина», а постер фильма с парящей над водой фигурой (тоже из «Полнолуния») стал одним из самых узнаваемых кинопостеров вообще.

    Стоит, впрочем, увидеть «Полнолуние» живьем, как все новейшие кинотехнологии начинают казаться устаревшими.

    Особое эзотерическое измерение этого спектакля, его космос создают артисты, танцующие почти в изначальном составе (включая 65-летнего Доминика Мерси, на которого специально едут в Вупперталь).

    В один из самых эффектных ландшафтов, созданных Пиной Бауш и сценографом Петером Пабстом, они высаживаются как пришельцы на чужую планету (посреди сцены скала-метеорит, вокруг – морской прибой, настоящий, воды здесь по щиколотку) и начинают разводить сырость – как источник новой жизни.

    В самом начале сухо и пусто – двое мужчин ловят воздух пустыми пластиковыми бутылками и сами носятся как гонимый ветром невесомый мусор: слипаются спинами, животами, ладонями, налетают друг на друга и снова разлетаются в стороны.

    Вода появляется сначала в бокалах, а когда ее переливают через край, разбрызгивают, пуская фонтанчиками изо рта, или когда выходящие из прибоя мокрые женщины «выносят» ее на платьях, ступнях и волосах, на сцене остаются следы и лужицы.

    Все больше и больше – пока тела танцующих в прибое и под ливнем сами не становятся источниками влаги – всех этих фейерверков из брызг, летящих от мокрых платьев и волос.

    Вода растворяет, делает зыбкой и ненадежной любую форму, любую возникающую плотность – будь то наметившийся сюжет или эмоция. «Будет бурная ночка, пристегнитесь», – объявляет женщина-вамп и затягивает ремень на талии.

    Что дальше

    Юбилейный сезон 2015/16 г. начнется премьерой «Новые вещи 2015».

    Выбор постановщиков, довольно радикальных хореографов – Тим Эшель, Сесилия Бенголеа, Франсуа Шаино и Тео Глинкард (Tim Etchells, Cecilia Bengolea und François Chaignaud, Theo Clinkard), – тривиальным не назовешь.

    Возможно, эта премьера – первый шаг в направлении международного «Танццентра Пины Бауш», который в перспективе планируют открыть в здании драматического театра Вупперталя.

    Она появляется несколько раз – клоунесса и конферансье на высоких каблуках и с нарочито ужасным немецким («Где я выучила язык? В постели»), чтобы снизить накал очередного экспрессивного соло. Танцевальные эпизоды столь совершенны, что их просто нельзя не загасить. Так, юноша выплескивает воду из стакана на зажигалку в руках девушки всякий раз, как только она подносит огонь к волосам.

     Все, что могло бы выглядеть серьезным, страшным или трагичным, представляют как соревнование, трюк или фокус. И повторяют по многу раз. Пока не станет смешным. Патетику гасят прозой, эротику – ее же собственной механикой: в сцене, например, где девушка как инструктор и пробный манекен тренирует юношу расстегивать бюстгальтер «на скорость».

    Форма и содержание тут не всегда совпадают. Когда юноши бегут по кругу и один хватает за руку другого – это не ради контакта, а чтобы толкнуть тело вперед.

    Девушка выгоняет поцелуями мужчину со сцены, как если бы избавлялась от него, толкая руками или подгоняя пинками. Это несовпадение – источник комического.

    И – новой поэзии, нового движения, как будто отстиранного в прибое и под дождем от старых эмоций, кода и символики.

    Не расчувствоваться, а то и прослезиться под воздействием этой чистой в буквальном смысле поэзии удается не всем – влаги в финале прибавляется и в зрительном зале.

    Вупперталь

    Источник: https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/07/24/601967-odin-iz-samih-krasivih-spektaklei-pini-baush-snova-pokazali-v-vuppertale

    Ссылка на основную публикацию