Зигмунд фрейд о природе художественного творчества

Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества

Влечение – не особое движение, а внутреннюю самовпечатляемость, при которой невозможно уйти от себя и постольку, поскольку эта самовпечатляемость эффективна, неизбежно создается состояние тяжести и нагрузки на наш внутренний мир. • сексуальные влечения, цель которых – продолжение рода; • личные влечения, или влечения «я» , их цель – самосохранение индивида.

Особенности третьего периода психоанализа: 1. Деление влечения: • сексуальное влечение, или эрос; • влечение к смерти. 2. Расширение состава бессознательного, обогащение его качественно новыми и своеобразными моментами.

• «Оно» — глубинный слой бессознательных влечений, психическая «самость», основа деятельного индивида, которая руководствуется только «принципом удовольствия» безотносительно к социальной реальности, а порой и вопреки ей.

• «Я» (Ego) — сфера сознательного, посредник между «Оно» и внешним миром, в том числе природными и социальными институтами, соизмеряющий деятельность «Оно» с «принципом реальности», целесообразностью и внешнеполагаемой необходимостью.

• «Идеал — Я» (Super — Ego) — внутриличностная совесть, своего рода цензура, критическая инстанция, которая возникает как посредник между «Оно» и «Я» в силу неразрешимости конфликта между ними, неспособности «Я» обуздать бессознательные порывы и подчинить их требованиям «принципа реальности».

Проявление бессознательного в сновидении Фрейд разделял сновидения на два вида: 1. 2. • • Явные – это сны, в которых мы видим продолжение наших дневных действий, завершение незаконченных дел, исполнение желаний, высвобождение подавленных эмоций.

Скрытые сновидения состоят из двух частей: Состоит из обрывков мыслей и других дневных впечатлений, которые могут прокручиваться в предсознании человека, таком состоянии, когда они свободно вспоминаются, но не осознаются полностью. Находится в бессознательном.

В этой части сновидец может увидеть только свои скрытые желания, во время сна ослабевает внутренняя цензура и высвобождаются подавленные ею в течении дня желания.

Результаты работы сновидения: • • Сгущение Смещение Превращение Вторичная обработка

Сон «Красивое сновидение» Пациент, страдающий клаустрофобией описывает свое сновидение: «0 н едет в большом обществе по улице X. , на которой находится скромный постоялый двор (на самом деле это неверно). На постоялом дворе дается спектакль, он — то публика, то актер.

В конце концов ему приходится переодеваться, чтобы вернуться в город. Часть персонала выходит в партер, другая — в верхний ярус. Возникает ссора. Стоящие наверху сердятся, что люди внизу еще не готовы и что они поэтому не могут выйти. Брат его наверху, сам он внизу, и он сердится на брата, что его так толкают.

(Эта часть сновидения наиболее туманна). Перед приездом на постоялый двор было уже решено, кто будет наверху и кто внизу. Потом один взбирается в гору по той же улице X. ', ему идти тяжело и трудно, он не может сдвинуться с места, к нему подходит какой-то пожилой господин и ругает итальянского короля.

Ближе к вершине горы идти становится гораздо легче».

Трактовка сновидения Фрейдом: «Приснившаяся моему пациенту трудность подъема и одышка представляют собою один из симптомов, действительно имевшихся у него несколько лет назад. Симптом этот в связи с другими явлениями был отнесен врачами на счет туберкулеза (по всей вероятности, симулированного на истерической почве).

Мы знакомы уже с этим своеобразным ощущением связанности из эксгибиционистских сновидений и снова видим здесь, что они в качестве постоянно имеющегося налицо материала применяются в целях какого угодно другого изображения (далее, методом свободных ассоциаций Фрейд выясняет взаимосвязь между пьесой во сне и Сафо и пассажем из «Фауста» Гете, в котором центральным символом выступает яблоко – женская грудь) Мы имеем полное основание предполагать, что сновидение относится к какому-нибудь впечатлению детства. Если это правильно, то оно должно относиться к кормилице моего пациента, которому теперь скоро минет пятьдесят лет. Кормилица, как и Сафо Доде, представляется намеком на недавно покинутую им возлюбленную. Элементы сновидения, в которых одни люди находятся наверху, а другие внизу, указывают на фантазии сексуального характера, занимающие моего пациента и в качестве подавленных инстинктов стоящие в несомненной связи с его неврозом. Брат — не что иное, как заместитель всех соперников у женщин; то, что это именно брат, а не кто-нибудь другой, объясняется опять-таки взаимозависимостью сновидения и воспоминаний детства» . Эпизод с господином, который ругал итальянского короля, относится через посредство свежего и самого по себе индифферентного переживания опять-таки к проникновению лиц низшего сословия в высшее общество» [З. Фрейд «Толкование сновидений 1899].

Символизм сновидений: • • • Число три символизирует мужской половой орган. Все сны, которые состоят из трех частей, могут отсылать нас к фаллическому символу.

Кроме того фаллос символизируют все предметы, которые похожи на него по своей форме Женские гениталии символически представлены в виде полых объектов, которые могут вмещать вещи Дети, братья и сестры символизируются маленькими зверенышами, паразитами. Символ смерти — отъезд, поездка по железной дороге.

Символ наготы — одежда вообще и форменная одежда в частности. Все виды игры (так же и игры на музыкальных инструментах), скольжение, скользить, ломая ветви — являются символами мастурбации. Выпадение зубов или утеря из них добычи являются символами кастрацию в качестве наказания за мастурбацию (комплекс кастрации).

Различные виды ритмической деятельности, такие как танцы, верховая езда, а так же полет и угроза оружием, символизируют сам половой акт. Королева и король или император и императрица, и связанные с ними отношения символизируют родителей. Падение в воду или выход из нее символизирует рождение.

Проявление бессознательного в ошибках Фрейд разделял ошибочные действия на четыре группы: • оговорки, описки, очитки, ослышки; • забывание (забывание имён собственных, чужих слов, своих намерений, впечатлений); • затеривание и запрятывание вещей; • действия «по ошибке» .

Проявление бессознательного в неврозах Сексуальные влечения например: • половое влечение девочки к отцу, мальчика к матери (эдипов комплекс); • аутоэротические влечения (мастурбация, нарциссизм и др.

); • гомосексуальные влечения и т. п. Цензура – силы, ведущие к подавлению сексуальных влечений, недопущению их отражения в сознании.

Вытеснение – процесс подавления Комплекс – переживания, которые оказались вытесненными в «бессознательное»

Комплексные представления, связанные с мужским половым органом: • страх перед змеей, ставшей символом представления об этом органе; • вытесненный «аутоэротический комплекс» и связанная с ним повышенная любовь к себе. Это может привести, при попадании в военную обстановку, к возникновению «военного невроза» с чувством страха за свою жизнь; • скрытый «гомосексуальный комплекс» , приводящий к тяжелому хроническому алкоголизму.

Метод лечения неврозов — психоанализ, основанный на восстановлении в памяти ( «вскрытии» ) сексуальных переживаний детского возраста (инфантильно-сексуальных комплексов), якобы являющихся причиной неврозов.

Механизм влияния «бессознательного» : • • • сублимация; вытеснение; конверсия; формирование «комплексов» ; психологическая защита; бегство в болезнь.

Защитные механизмы: • • Вытеснение Проекция Замещение Рационализация Реактивное образование Регрессия Отрицание

Вытеснение – это подавление подсознательных влечений и переживаний, создающих угрозу для самосознания и вытеснение их в сферу бессознательно.

В этом случае человек вынужден тратить значительное количество психической энергии, но подавленные влечения все равно периодически «прорываются» в реальность через оговорки, сновидения и т. д. Например, добропорядочный отец семейства может не допускать мысли, что он хочет изменить своей супруге.

В то же время каждую ночь ему снятся безумные оргии, в которых он принимает участие. Это типичный пример действия вытесненных влечений. Фрейд называл это психопатологией обыденной жизни.

Проекция – это приписывание другим своих собственных неприемлемых переживаний. Скажем ханжа – человек, скрывающий свои сексуальные влечения и выискивающий малейшие «грязные» намерения в действиях окружающих. Или мания преследования, – когда человек приписывает другим свои агрессивные импульсы, искренне считая, что они хотят его убить.

Замещение – это направление энергии влечения на более безопасный объект. Например, человек, на которого накричал начальник, дома набрасывается с руганью на жену и детей, хотя они ничем не провинились. Или мужчина, влюбленный в очень красивую женщину, но предпочитающий сексуальные контакты с другой, менее красивой, из боязни, что первая ему откажет.

Рационализация – это то, что в обыденной жизни называют самооправданием. Человек стремится дать рациональное объяснение поступкам, совершенным под влиянием инстинктивных влечений. Скажем, начальник накричал на своих работников, только потому, что «встал не с той ноги» . Однако он объясняет это тем, что работники сами виноваты – плохо исполняли обязанности.

Реактивное образование – это более сложный защитный механизм, включающий две стадии: 1. Неприемлемое переживание подавляется, 2. На месте переживания образуется прямо противоположное чувство.

Скажем, женщина, не реализующая свою сексуальность, вполне может превратиться в мужененавистницу. Или брат, ненавидящий свою сестру, но не могущий себе в этом признаться, может воспылать к сестренке особой любовью и окружить ее всяческой опекой.

Правда вскоре можно будет заметить, что его забота создает сестре значительные трудности и проблемы и явно тяготит ее.

Регрессия – это возврат к детским, ранним формам поведения. К этому типу защитных механизмов прибегают, как правило, незрелые, инфантильные личности. Однако и нормальные взрослые в ситуациях психической перегрузки могут использовать этот защитный механизм. Примеры регрессии – это такие реакции на травмирующие переживания или ситуации, как плач, «надуться» и ни с кем не разговаривать и т. д.

Отрицание — разновидность «детских» реакций психики. Скажем, человек в состоянии опьянения совершил преступление, а потом отказывается поверить в это. Или мать, чьи дети трагически погибли, ведет себя так, как будто они живы.

Сгущение – явное сновидение сокращает скрытые в нем мысли, опуская при этом некоторые элементы этих мыслей. Только часть переходит в явное сновидение, при этом отдельные элементы скрытых мыслей могут смешиваться между собой, образуя новые образы из уже знакомых.

Смещение – скрытый элемент замещается на другой, не похожий на него. Возможно важный элемент будет смещен на периферию, а второстепенный – на центральную позицию. Поэтому сновидение может казаться странным, т. к. центральное действие кажется абсолютно несущественным.

Превращение – трансформация мыслей и слов в зрительные образы. Установить связь между словом и образом порой бывает непросто.

Вторичная обработка – процесс сглаживания образов сновидения и придания сюжету целостности. Сновидение утрачивает характер абсурдности и нелепости. Оно приводится в порядок: в нем устанавливаются логические связи и заполняются пробелы.

Однако в процессе вторичной обработки сновидения допускаются разного рода ошибки, в результате чего видимая картина или сюжет сновидения не соответствуют действительному его содержанию.

При попытке вспоминания и толкования сновидения нормальное мышление пытается установить логические связи между образами.

Сознательное – то представление, которое существует в нашем сознании, и которое мы воспринимаем как таковое, и утверждаем, что именно в этом заключается единственный смысл термина «сознательный»

Бессознательное — это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных воздействиями, во влиянии которых человек не дает себе отчета.

Являясь психическим (поскольку понятие психики шире, чем понятие «сознание» , «сознательное» ), бессознательное представляет собой такую форму отражения действительности, при которой утрачивается полнота ориентировки во времени и месте действия, нарушается речевое регулирование поведения.

В бессознательном, в отличие от сознания, невозможен целенаправленный контроль за совершаемыми действиями, невозможна и оценка их результата.

Источник: https://present5.com/zigmund-frejd-o-prirode-bessoznatelnogo-i-ego-proyavleniyax/

Фрейд Зигмунд

Основатель психоанализа, 11 раз выдвигался на Нобелевскую премию, но не получил её.

В 1896 году Зигмунда Фрейда исключили из Венского медицинского общества — за утверждения о том, что в основе психических расстройств лежат проблемы, связанные с сексуальностью…

3игмунд Фрейд о себе (из писем к невесте): «… Неужели правда, что внешне я выгляжу симпатичным? Откровенно говоря, мне кажется, что во мне есть нечто необычное, может быть, даже странное. Это, наверное, потому, что в молодости я был слишком серьёзен, а в зрелые годы неспокоен.

Было время, когда во мне говорили только любознательность и честолюбие. Я часто обижался на то, что природа, видимо, была не очень благосклонна ко мне, наградив обликом гения. С тех пор, давно, знаю, что я — не гений, и сам не понимаю, почему так хочется стать им.

Быть может, я даже не очень одарён. Однако некоторые особенности моей личности, черты характера предопределили способность к работе. Так что мои успехи объясняются отнюдь не выдающимся интеллектом.

Но я уверен, что такое сочетание свойств и качеств весьма плодотворно для медленного восхождения к истине».

Читайте также:  Торжествуйте, веселитесь, ангелы в небе. ноты и тексты ещё двух рождественских колядок

Зигмунд Фрейд, Письма к невесте, М., «Московский рабочий», 1994 г., с. 131-132.

Постепенно идеи Зигмунда Фрейда захватили умы интеллектуалов, начал формироваться круг учеников, которые в 1902 году образовали Венский психоаналитический кружок, через 6 лет трансформировавшийся в Венское психоаналитическое общество.

«Фрейд объяснял искусство, науку и вообще культуру как вытеснение инстинктивной жизни и последующее более или менее успешное превращение половой энергии в творческие работы. Объективная оценка и критика искусства уступают место патографическим анализам, подобным тому, который он провёл в отношении Леонардо.


Фрейд занимался умозрительными построениями вплоть до самой смерти. В 1939 году, в возрасте 83 лет, он опубликовал свою последнюю книгу «Моисей и единобожие». В этой книге Фрейд утверждал, что Моисей был египтянином, а не евреем и что он был прообразом отца, убитого племенами Израиля.

В связи с угрызениями совести из-за этого деяния он позже был обожествлён и стал единым богом иудаизма.

По словам  Фрейда,  таково  происхождение  единобожия. Фрейд, которому было 40 лет, когда он «открыл» психоанализ, потратил ещё 43 года сначала на разработку психоанализа, а затем на развитие своей метапсихологии и на применение её к «человеческому роду».

В течение этих лет он привлёк на свою сторону многих последователей, хотя в то же самое время немало учёных изменило ему. Главными отступниками были Альфред Адлер и Карл Юнг, которые откололись от него и создали свои собственные версии этой теории.

Но в последние годы жизни Фрейда движение психоанализа фактически охватило весь мир, и Фрейд управлял им с догматической ревностью.
Фрейд жил в венском гетто — Леопольдштадте — с четырёх лет, сначала в бедности, а потом с относительным буржуазным комфортом.

В последние годы жизни он принимал мало пациентов, посвятив своё время литературной работе и обучению психоаналитиков. В течение последних пятнадцати лет жизни он страдал от рака полости рта; заражения гортани удалось не допустить только в результате ряда операций.

В 1938 году, незадолго до смерти Фрейда, в Австрию вторглись нацисты. Они конфисковали всё его имущество, его издательство и библиотеку. Самым серьёзным было то, что у него отняли паспорт. Он стал узником Гитлера в гетто. Международное психоаналитическое общество стало хлопотать об его освобождении.

За него потребовали выкуп; одна из его пациенток и  последовательниц, принцесса Мария Бонапарт, заплатила 100 тысяч шиллингов за его освобождение. Семья Фрейда переехала в Англию, где он провёл последний год своей жизни. Его четыре сестры, оставшиеся в Вене, были умерщвлены в нацистских газовых печах.

23 сентября 1939 года Фрейд умер».

Гарри Уэллс, Павлов и Фрейд, М., «Издательство иностранной литературы», 1959 г., с. 317-318.

Строго говоря, Зигмунд Фрейд и не претендовал на приоритет в открытии бессознательного. На юбилейном заседании, посвященном его 70-летию, в ответ на восторженные речи своих почитателей он заметил: «Поэты и философы раньше меня открыли бессознательное. Я открыл лишь научный метод, с помощью которого бессознательное может быть изучено».

Lionel Trilling, The Liberal Imagination: essays on literature and society, New York, 1950, p. 34.

Работа Зигмунда Фрейда: «Леонардо да Винчи», вышедшая в 1910 году, была первой психоаналитической биографией творческой личности.

Три главных достижения Зигмунда  Фрейда:

«Первое. После его работ стало ясно, что неосознаваемые структуры образуют особый онтологический пласт психики и пласт, доступный научному анализу. Именно здесь — объективная в указанном выше смысле психологическая реальность.

Второе. Дав своё описание этих структур, З. Фрейд впервые построил единую, внутренне взаимосвязанную картину психики, как Ньютон построил картину физического мира.

Третье. Фрейдовская картина психики была совершенно новой и необычной. Искусство и литература описывали «внутреннего человека», «человека в человеке» — описывали на своём человечьем языке. Наука описывала «машину в человеке» (рефлекторную машину,  ассоциативную машину и т.д.

) — описывала на строгом, логически-непротиворечивом машинном языке. Фрейд взорвал стены между первым и вторым. Он постарался строго, на научном языке описать «внутреннего человека», описать не мёртвую, а «горячую» психологическую реальность.

Для этого он создал новый, особый язык — язык психоанализа».

Радзиховский Л.А., Теория Фрейда: смена установки, журнал «Вопросы психологии», 1988 г., N 6, с. 103-104.

«С 1897 г. Фрейд пять раз проходил самоанализ (по мнению первого биографа Эрнста Джонса, этот самоанализ длился жизнь). С 1902 г.

формируется первый отряд его непосредственных учеников, психоаналитиков первого поколения, которые проходили учебный анализ у самого Фрейда (с тех пор было принято условие, что психоаналитик только тогда может перейти к пpaктике, когда сам пройдёт дидактический психоанализ). Это условие неукоснительно выполняется до наших дней».

Руднев В.П.,  Фрейд и эволюция психоанализа, в Сб.: Классика и классики в социальном и гуманитарном знании / Отв. ред. И.М. Савельева, А.В. Полетаев, М., «Новое литературное обозрение», 2009 г., с. 238.

«В 1938 году греческая принцесса Мари Бонапарт, близкая знакомая и бывшая пациентка Фрейда, спасла его от верной гибели, заплатив нацистскому правительству выкуп в размере двадцати тысяч фунтов стерлингов. Последние годы он прожил в Лондоне».

Гармаш Л., Лу Саломе сама свидетельствующая о себе и о своей жизни, Челябинск, «Урал LTD», 2000 г., с. 259.

Дочь, помощница и продолжательница идей — Анна Фрейд.

Оценка научных работ Зигмунда Фрейда И.П. Павловым.

  • Критика психоанализа Зигмунда Фрейда Гансом Айзенком.
  • Зигмунд Фрейд о природе художественного творчестваНаши правила обсуждения видео на YouTube

Источник: https://vikent.ru/author/107/

Психоанализ и художественное творчество

Зигмунд Фрейд о природе художественного творчества

Психоаналитический метод используется Фрейдом и при анализе специфических особенностей художественного творчества и проблематики искусства. Здесь он также отталкивается от первоначально выдвинутых им постулатов, и прежде всего от идеи «эдипова комплекса», в котором, по Фрейду, исторически «совпадает начало религии, нравственности, общественности и, искусства». Истоки искусства усматриваются им в фантазии, при помощи которой сыновья, отказавшиеся от своих намерений стать заместителями отца в реальной жизни, ставят себя на его место в воображении, пытаясь таким образом удовлетворить свои бессознательные влечения. Тот, у кого особенно сильно было развито воображение, стал первым поэтом, сумевшим свои бессознательные влечения облечь в такую мифическую форму, благодаря которой они перестали быть асоциальными и превратились в средство самоудовлетворения как в воображении самого поэта, так и в фантастических картинах других людей, внимающих его поэтическому голосу. Сила поэтического воображения, способная захватить и увлечь за собой массы в фантастический, воображаемый мир, приобретает, как утверждает Фрейд, большое значение потому, что в основе ее лежит всеобщее чувство аффективной привязанности к первобытному отцу.

Итак, фантазия и мифотворчество наделяются в учении Фрейда функцией сублимирования бессознательных влечений человека. Такое понимание причин возникновения искусства накладывает отпечаток и на фрейдовскую психоаналитическую концепцию. художественного творчества, и на конкретный анализ отдельных произведений искусства.

Как в том, так и в другом случае предлагается психоаналитическая процедура по расшифровке «языка» бессознательного, который в символической форме обретает будто бы свою самостоятельность в фантазиях, мифах, сказках, снах, произведениях искусства.

Искусство, таким образом, рассматривается Фрейдом как своеобразный способ примирения оппозиционных принципов «реальности» и «удовольствия» путем вытеснения из сознания человека социально неприемлемых импульсов.

Оно способствует устранению реальных конфликтов в жизни человека и поддержанию психического равновесия, то есть выступает в роли своеобразной терапии, ведущей к устранению болезненных симптомов.

В психике художника это достигается путем его творческого самоочищения и растворения бессознательных влечений в социально приемлемой художественной деятельности. По своему смыслу такая терапия напоминает «катарсис» Аристотеля. Но если у последнего средством духовного очищения выступает только трагедия, то основатель психоанализа видит в этом специфику всего искусства.

Основной функцией искусства он ошибочно считает компенсацию неудовлетворенности художника реальным положением вещей.

Да не только художника, но и воспринимающих искусство людей, поскольку в процессе приобщения к красоте художественных произведений они оказываются вовлеченными в иллюзорное удовлетворение своих бессознательных желаний, тщательно скрываемых и от окружающих, и от самих себя. Искусство несомненно включает функцию компенсации.

Компенсирующая функция искусства в определенных условиях может даже выдвинуться на передний план, как это нередко случается в современной буржуазной культуре, духовные продукты которой предназначены для примирения человека с социальной действительностью, что достигается путем отвлечения его от повседневных забот, реальных проблем жизни. И все же компенсация — не основная и тем более не единственная функция искусства.

  • Компенсирующая функция искусства становится основной лишь тогда, когда художественное творчество превращается в ремесло по выполнению социального заказа, не отвечающего внутренним потребностям художника, а произведения искусства — в массовую продукцию, рассчитанную на такого потребителя, который внутренне настроен на развлечение.
  • Обращаясь к проблематике искусства, Фрейд стремится раскрыть сущность художественного, и прежде всего поэтического, творчества.
  • Первые следы данного типа духовной деятельности человека, по мнению

Фрейда, следует искать уже у детей. Как поэт, так и ребенок могут создавать свой собственный фантастический мир, который совершенно не укладывается в рамки обыденных представлений человека, лишенного поэтического воображения. Ребенок в процессе игры перестраивает существующий мир по собственному вкусу, причем относится к плоду своей фантазии вполне серьезно.

Точно так же и поэт благодаря способности творческого воображения не только создает в искусстве новый прекрасный мир, но нередко верит в его существование. Фрейд подмечает этот факт.

Но, пройдя сквозь призму его психоаналитического мышления, он получает ложное толкование, будто в основе как детских игр и фантазий, так и поэтического творчества лежат скрытые бессознательные желания, преимущественно сексуального характера.

Отсюда столь же ложный вывод, что побудительными мотивами, стимулами фантазий людей, в том числе и поэтического творчества, являются или честолюбивые желания, или эротические влечения. Эти же бессознательные влечения, по Фрейду, составляют скрытое содержание самих художественных произведений.

Фрейд не рассматривает взаимоотношения между сознанием и бессознательным в процессе творческого акта. Быть может, он считает это излишним, поскольку при анализе психической структуры личности и принципов функционирования ее разноплановых пластов им уже была предпринята попытка осмысления взаимодействий между сознательным «Я» и бессознательным «Оно».

Однако тогда речь шла о принципах функционирования человеческой психики в целом, безотносительно к конкретным проявлениям жизнедеятельности человека. Созданную им абстрактную схему отношений между сознанием и бессознательным Фрейд автоматически переносит на конкретные виды человеческой деятельности
— на научную, художественную, сексуальную, повседневную поведенческую деятельность. При этом специфические особенности каждого из этих видов человеческой деятельности остаются не выявленными.

Не удалось Фрейду определить и специфику поэтического творчества. И это далеко не случайно. Дело в том, что в рамках психоанализа с его акцентом на бессознательной мотивации человеческой деятельности данная проблема представляется принципиально неразрешимой.

Впрочем, сам Фрейд вынужден признать, что психоанализ далеко не всегда может проникнуть в механизмы творческой работы личности. По его словам, способность к сублимации, лежащая в основе образования фантазий, в том числе и художественных, не поддается глубинному психоаналитическому расчленению.

А это значит, что «психоанализу недоступна и сущность художественного творчества».

Рассматривая мотивы поэтического творчества, Фрейд одновременно ставит вопрос о психологическом воздействии произведений искусства на человека. Он верно подмечает тот факт, что подлинное наслаждение от восприятия произведений искусства, в частности от поэзии, человек получает независимо. от того, являются ли источником этого наслаждения приятные или неприятные впечатления.

Фрейд полагает, что такого результата поэт достигает посредством перевода своих бессознательных желаний в символические формы, которые уже не вызывают возмущения моральной личности, как это могло бы иметь место при открытом изображении бессознательного: поэт смягчает характер эгоистических и сексуальных влечений, затушевывает их и преподносит в форме поэтических фантазий, вызывая у людей эстетическое наслаждение.

Читайте также:  Загадки истории: мифы о музыке и музыкантах

В психоаналитическом понимании, настоящее наслаждение от поэтического произведения достигается потому, что в душе каждого человека содержатся бессознательные влечения, аналогичные тем, которые свойственны поэту.

Постижение скрытого смысла и содержания художественных произведений Фрейд связывает с «расшифровкой» бессознательных мотивов и инцестуозных желаний, которые предопределяют, по его мнению, замыслы художника.

Психоанализ с его расчленением духовной жизни человека, выявлением внутрипсихических конфликтов личности и «расшифровкой» языка бессознательного представляется Фрейду если не единственным, то по крайней мере наиболее подходящим методом исследования художественных произведений, истинный смысл которых определяется на основе анализа психологической динамики индивидуально-личностной деятельности творцов и героев этих произведений. Если учесть, что в шедеврах мирового искусства Фрейд ищет только подтверждение допущениям и гипотезам, положенным в основу его психоаналитического учения, то нетрудно предугадать направленность его мышления при конкретном анализе художественного творчества.

Наряду с широкой популярностью идей Фрейда на Западе, его психоаналитические взгляды на сущность художественного творчества вызвали внутренний протест и критические возражения у реалистически настроенной интеллигенции.

Многим из них претила не только та сексуальная подоплека, которую основатель психоанализа всегда пытался отыскать в творчестве художника, но и та тенденция исследования художественного творчества, согласно которой исключительная роль в этом процессе отводится бессознательным влечениям человека, а сознательные мотивы в творчестве не учитываются.

С этих позиций фрейдовские взгляды на искусство были подвергнуты справедливой критике не только в марксистской, но и в прогрессивной буржуазной эстетической и искусствоведческой мысли.

Вместе с тем некоторые общетеоретические идеи Фрейда, и прежде всего те, которые касаются психологического воздействия произведений искусства на человека, индивидуально-личностной стороны художественной деятельности, психологии художника, зрителя и искусства в целом, были восприняты многими представителями художественной интеллигенции Запада. Если учесть, что основатель психоанализа в своих теоретических работах выступал в роли непримиримого критика лицемерия буржуазной морали, религиозных иллюзий, буржуазных общественных устоев и капиталистической цивилизации в целом, то становится понятным, почему некоторые его психоаналитические концепции, включая и теоретические положения о психологии искусства, оказали столь большое влияние на формирование духовной и интеллектуальной атмосферы в определенных кругах буржуазного общества.

См. также

Психоанализ
   RSS  
  azps@azps.ru 

Источник: http://azps.ru/sch/frd/frd50.html

Психоанализ: учебное пособие

В понимании Фрейда, искусство представляет собой своеобразный способ примирения принципа удовольствия и принципа реальности путем вытеснения из сознания человека социально и культурно неприемлемых импульсов.

В этом смысле искусство как бы способствует устранению реальных конфликтов в жизни человека и поддержанию психического равновесия, то есть выступает в роли своеобразной терапии, которая снижает степень возможности возникновения симптомов психических расстройств или ведет к их устранению.

В психике художника это достигается путем реализации его творческого потенциала или творческого самоочищения благодаря сублимации, переключению бессознательных влечений на социально приемлемую художественную деятельность. По своему смыслу такая терапия напоминает собой катарсис Аристотеля.

Но если у древнегреческого философа средством духовного очищения выступала трагедия как одна из форм художественной деятельности, то основатель психоанализа усматривал в этом специфику всего искусства.

Основной функцией искусства Фрейд считал компенсацию неудовлетворенности художника реальным положением вещей. Причем не только художника, но и воспринимающих искусство людей.

Ведь в процессе приобщения к красоте художественных произведений и эстетических ценностей культуры зрители оказываются вовлеченными в иллюзорное удовлетворение своих бессознательных влечений и желаний, в силу нравственного воспитания скрываемых не только от других людей, но и от самих себя.

Недовольство реальным положением вещей открывает путь в мир фантазий. Этот мир представляет собой, по выражению Фрейда, «щадящую зону», возникающую при болезненном переходе от принципа удовольствия к принципу реальности.

Сталкиваясь с неблагоприятной действительностью, художник уходит в фантастический мир и в этом отношении напоминает собой невротика, который спасается от непереносимого им реального мира бегством в болезнь.

Однако, в отличие от невротика, застревающего в созданном им фантастическом мире, художник способен найти обратную дорогу, чтобы вновь обрести в существующей действительности точку опоры для своей жизнедеятельности.

Художественное творчество и произведения искусства оказываются фантастическим удовлетворением бессознательных желаний, в процессе которого избежание открытого конфликта с силами вытеснения достигается путем компромисса с реальностью и компенсации того, что не удается достигнуть в ней самой.

Если невротик выражает свои фантазии симптомами болезни, то человек, обладающий загадочным для психоаналитика художественным дарованием, прибегает к созданию произведений искусства и, избегая невроза, таким обходным путем возвращается в реальность.

В конечном итоге, как полагал Фрейд, внутренняя борьба, обусловленная столкновением между стремлением к удовлетворению бессознательных желаний человека и реальностью, может привести к неврозу или к компенсирующему высшему творчеству.

Такое видение природы и направленности искусства не было лишено смысла, так как искусство, несомненно, включает в себя функцию компенсации. И действительно, компенсирующая функция искусства в определенных условиях может выдвинуться на передний план.

Это нередко случается в современной культуре, духовные продукты которой предназначены или для примирения человека с социальной действительностью, или, напротив, для эпатажа его, что достигается путем отвлечения его от повседневных забот, реальных проблем жизни.

И все же компенсация – не основная и тем более не единственная функция искусства.

Компенсирующая функция искусства становится основной лишь тогда, когда художественное творчество превращается в ремесло по выполнению социального заказа, не отвечающего внутренним потребностям художника.

Или в некое эпатирующее средство, с помощью которого художник стремится выйти за рамки установленных канонов не потому, что испытывает настоятельную необходимость в этом, а в силу того, что хочет выглядеть экстравагантным в глазах окружающих.

Правда, сам Фрейд не рассматривал компенсирующую функцию искусства под этим углом зрения. Задавшись целью выявить механизм образования компенсаций неудовлетворенного желания в процессе художественного творчества, он акцентировал внимание не столько на этой функции, сколько на психологических аспектах художественного творчества и восприятия произведений искусства.

Компенсирующая функция искусства не рассматривалась основателем психоанализа в качестве единственной.

Наряду с ней он выделял такие свойственные, на его взгляд, функции искусства, которые, помимо доставляемого человеку удовольствия от созерцания художественных произведений, способствуют сопереживанию людей, возникновению чувства идентификации и достижению нарциссического удовольствия. Именно об этом Фрейд писал в работе «Будущее одной иллюзии» (1927), где размышлял о возможностях получения человеком различного рода удовлетворения.

Рассматривая искусство как таковое, Фрейд выводил его из эдипова комплекса, в котором, по его мнению, исторически совпадало начало религии, нравственности, общественности и искусства.

Подобная точка зрения была высказана им в работе «Тотем и табу» (1913), в которой выдвигалось, как он подчеркивал сам, смелое утверждение, согласно которому истерия может быть рассмотрена в качестве карикатуры на произведение искусства.

В этой же работе основатель психоанализа решился на не менее смелую попытку провести параллель между ступенями развития человеческого миросозерцания и стадиями либидозного развития отдельного человека.

Фрейд считал, что по мере перехода от анимистической фазы к религиозной и научной человек все в большей степени отказывается от непосредственной реализации принципа удовольствия. Таким образом, можно говорить лишь об одной сфере деятельности искусства – той, где находит свое отражение мифотворчество и фантазирование.

Для Фрейда искусство являлось такой областью человеческой деятельности, в которой сохранялись связи между современным и примитивным человеком. Точнее было бы сказать, что именно в искусстве он усматривал возможность обретения индивидом всемогущества, недоступного ему в реальной жизни.

Отличавшийся сексуализацией мышления примитивный человек верил во всемогущество мысли. Благодаря вытеснению бессознательных влечений и бегству в болезнь у невротика вновь происходит сексуализация мыслительных процессов, и в этом отношении он становится похожим на примитивного человека.

И в том и в другом случае имеет место, по мнению Фрейда, интеллектуальный нарциссизм, всемогущество мыслей.

В отличие от невротика, художник обладает повышенной способностью к сублимации своих бессознательных влечений. В результате чего сексуализация его мыслительных процессов превращается в художественное творчество и создание художественных произведений.

Тем самым он находит особую сферу человеческой деятельности, где, не прибегая к неврозу, он может обрести всемогущество, столь характерное для веры в него со стороны примитивного человека, но со временем утраченное под воздействием культуры, ограничивающей возможность свободного, непосредственного удовлетворения желаний.

Обращаясь к проблематике искусства, основатель психоанализа стремился раскрыть сущность художественного и прежде всего поэтического творчества. Это нашло свое отражение в его работе «Художник и фантазирование» (1906), где он показал, что первые следы данного типа духовной деятельности человека следует искать уже у детей.

Как поэт, так и ребенок могут создавать свой собственный фантастический мир, который совершенно не укладывается в рамки обыденных представлений человека, лишенного поэтического воображения. Играющий ребенок ведет себя подобно поэту, приводя предметы своего мира в новый, приемлемый для себя порядок.

Ребенок в п-роцессе игры перестраивает существующий мир по собственному вкусу, соотносит воображаемые объекты с предметами реального мира, причем относится к плоду своей фантазии вполне серьезно.

Точно так же и поэт благодаря способности творческого воображения создает в искусстве новый прекрасный мир, воспринимает его серьезно и в то же время отделяет его от действительности.

В понимании Фрейда, способность человека к фантазированию – источник художественного творчества. В этом плане он и рассматривал эволюцию превращения детской игры в фантазирование взрослых людей.

Ребенок получает удовольствие от игры, прекращающий игры юноша не может отречься от ранее полученного удовольствия и начинает фантазировать. В отличие от ребенка, не скрывающего свои игры от других людей, взрослый человек стыдится своих фантазий, поскольку от него ждут реальных действий.

Кроме того, его фантазии порождены подчас такими желаниями, которые он вынужден скрывать не только от других, но и от самого себя.

Фантазирование характеризуется некоторыми особенностями, среди которых Фрейд отмечает следующие. По его собственному выражению, никогда не фантазирует счастливый, а только неудовлетворенный.

Неудовлетворенные желания являются основной движущей силой мечтаний, фантазирования человека, и их можно свести к двум группам, в которых представлены честолюбивые и эротические желания.

Продукты фантазирующей деятельности, будь то воздушные замки, дневные грезы или отдельные фантазии, не являются неизменными. Они несут на себе следы своего происхождения от детских воспоминаний и инфантильных переживаний; они связаны с сиюминутными поводами и ориентированы на будущее.

Фантазии как бы витают между тремя временами. Прошедшее, настоящее и будущее словно нанизаны на нить продвигающегося желания. Из мира фантазий разветвляются пути, ведущие как к проявлению художественного творчества, так и к погружению в невроз.

Из такого понимания Фрейдом специфики и характерных черт фантазирования вытекал психоаналитический взгляд на художественное творчество и его воздействие на людей. Художник сравнивается со сновидцем при свете дня, грезовидцем, а художественное творение – со снами наяву, грезой.

Исследование отношений между писателем и его творениями преломляется через призму выдвинутого положения о соотнесенности фантазии с желаниями человека. В художественных произведениях находят свое отражение живые переживания, возникшие у авторов на основе воспоминаний о переживаниях детства как источнике нереализованных желаний.

Ведь, подобно грезе, художественное творчество является продолжением и заменой детских игр.

Воздействие художественных произведений на людей оказывается возможным в силу того, что реализуемые писателем или поэтом личные грезы вызывают в нашей душе глубокие переживания, проистекающие из собственных источников удовольствия. Как это удается сделать автору художественного произведения, является его сокровенной тайной.

Однако, как полагал Фрейд, с помощью изменений и сокрытий автор смягчает характер эгоистических грез и в предлагаемом изображении своей фантазии подкупает нас эстетической привлекательностью.

Он как бы завлекает нас «заманивающей премией» или «предварительным удовольствием», способствующим порождению значительного удовольствия, истоки которого таятся в глубинах человеческой психики.

Читайте также:  Чем отличается обычная гитара от электрогитары

Фрейдовское объяснение механизмов воздействия художественных произведений на человека в значительной мере совпадало с воззрениями французского философа А. Бергсона, на которого основатель психоанализа неоднократно ссылался при рассмотрении природы комического.

В понимании Бергсона, искусство призвано заставить человека открыть в природе и в самом себе такие вещи, которые не обнаруживаются им с достаточной ясностью ни при помощи своих собственных чувств, ни посредством сознания.

Художники, символически изображающие состояние своей души, пробуждают в человеке изначально данные внутрипсихические состояния.

В отличие от Бергсона, высказавшего общие соображения по поводу восприятия человеком произведений искусства, основатель психоанализа попытался раскрыть содержание тех осадков человеческой души, которые всплывают на поверхность сознания под влиянием чар поэта. Такими осадками человеческой души он считал эгоистические и сексуальные влечения, которые в символической форме воспроизводятся в фантазиях поэта.

Изречения

З. Фрейд: «Искусство, как мы давно уже убедились, дает эрцаз удовлетворения, компенсирующий древнейшие, до сих пор глубочайшим образом переживаемые культурные запреты, и тем самым, как ничто другое, примиряет с принесенными им жертвами.

Кроме того, художественные создания, давая повод к совместному переживанию высоко ценимых ощущений, вызывают чувства идентификации, в которых так остро нуждается всякий культурный круг; служат они также и нарциссическому удовлетворению, когда изображают достижения данной культуры, впечатляющим образом напоминают о ее идеалах».

Психология bookap

З. Фрейд: «В одной только области всемогущество мысли сохранилось в нашей культуре, в области искусства.

В одном только искусстве еще бывает, что томимый желаниями человек создает нечто похожее на удовлетворение, и что эта игра – благодаря художественной иллюзии – будит аффекты, как будто бы она представляла собой нечто реальное.

Правду говорят о чарах искусства и сравнивают художника с чародеем, но это сравнение, быть может, имеет большее значение, чем то, которое в него вкладывают».

З. Фрейд: «В качестве конвенционально дозволенной реальности, в которой благодаря художественной иллюзии символы и замещения могут вызывать действительные аффекты, искусство образует промежуточную область между отказывающей желаниям реальностью и исполняющим желание миром фантазии, областью, в которой пребывают в силе стремления к всемогуществу примитивного человечества».

Источник: https://bookap.info/psyanaliz/leybin_psihoanaliz_uchebnoe_posobie/gl140.shtm

Эстетические идеи в теории З. Фрейда. Проблемы творческой деятельности

Зигмунд Фрейд (нем. Sigmund Freud, МФА (нем.) [ˈziːkmʊnt ˈfʁɔʏt]; полное имя Сигизмунд Шломо Фрейд, нем. Sigismund Schlomo Freud; 6 мая 1856, Фрайберг, Австрийская империя — 23 сентября 1939, Лондон) — австрийский психолог, психиатр и невролог.

Зигмунд Фрейд наиболее известен как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века. Воззрения Фрейда на природу человека были новаторскими для его времени и на протяжении всей жизни исследователя не прекращали вызывать резонанс в научном сообществе.

Среди достижений Фрейда наиболее важными являются разработка трёхкомпонентной структурной модели психики (состоящая из «Оно», «Я» и «Сверх-Я»), выделение специфических фаз психосексуального развития личности, создание теории эдипова комплекса, обнаружение функционирующих в психике защитных механизмов, психологизация понятия «бессознательное», открытие трансфера и контр-трансфера, а также разработка таких терапевтических методик, как метод свободных ассоциаций и толкование сновидений.Этот исследователь был прежде всего психологом. Эстетики как науки о категориях, взаимоотношении видов искусства, художественном методе, стиле, содержании и форме у него не было. Его исследования искусства направлялись и ограничивались потребностями его психологической теории.

Фрейд считал искусство выражением внутреннего мира неудовлетворенного человека, приписывая ему в качестве основного критерия принцип удовольствия, целиком ориентированный на внутренние стремления и потребности. Прежде всего искусство снимает неудовлетворенность сексуальных и агрессивных желаний.

Создатель психоанализа представляет искусство не только как утопическое, идеализированное, упорядоченное бытие, равное «естеству» человека, но он считает, что искусство способно это «естество» очеловечить, окультурить. Искусство – это особый способ рационализации влечений, один из видов сублимации, замещения бессознательных влечений более высокими формами сознания.

Художник по Фрейду отличается от обычного человека силой инстинктивных влечений, которые не могут быть полностью удовлетворены практической действительностью.

Поэтому он обращается к миру фантазии, мечты, чтобы там найти замену непосредственному удовлетворению сексуальных желаний.

Художник благодаря высокоразвитой способности к сублимации превращает свои неудовлетворенные желания в цели, достижимые на путях душевной деятельности.

Психоаналитический метод используется Фрейдом и при анализе специфических особенностей художественного творчества и проблематики искусства.

Здесь он также отталкивается от первоначально выдвинутых им постулатов, и прежде всего от идеи «эдипова комплекса», в котором, по Фрейду, исторически «совпадает начало религии, нравственности, общественности и, искусства».

Истоки искусства усматриваются им в фантазии, при помощи которой сыновья, отказавшиеся от своих намерений стать заместителями отца в реальной жизни, ставят себя на его место в воображении, пытаясь таким образом удовлетворить свои бессознательные влечения.

Итак, фантазия и мифотворчество наделяются в учении Фрейда функцией сублимирования бессознательных влечений человека. Такое понимание причин возникновения искусства накладывает отпечаток и на фрейдовскую психоаналитическую концепцию. художественного творчества, и на конкретный анализ отдельных произведений искусства.

Как в том, так и в другом случае предлагается психоаналитическая процедура по расшифровке «языка» бессознательного, который в символической форме обретает будто бы свою самостоятельность в фантазиях, мифах, сказках, снах, произведениях искусства.

Искусство, таким образом, рассматривается Фрейдом как своеобразный способ примирения оппозиционных принципов «реальности» и «удовольствия» путем вытеснения из сознания человека социально неприемлемых импульсов.

Оно способствует устранению реальных конфликтов в жизни человека и поддержанию психического равновесия, то есть выступает в роли своеобразной терапии, ведущей к устранению болезненных симптомов.

В психике художника это достигается путем его творческого самоочищения и растворения бессознательных влечений в социально приемлемой художественной деятельности. По своему смыслу такая терапия напоминает «катарсис» Аристотеля. Но если у последнего средством духовного очищения выступает только трагедия, то основатель психоанализа видит в этом специфику всего искусства.

Основной функцией искусства он ошибочно считает компенсацию неудовлетворенности художника реальным положением вещей.

Да не только художника, но и воспринимающих искусство людей, поскольку в процессе приобщения к красоте художественных произведений они оказываются вовлеченными в иллюзорное удовлетворение своих бессознательных желаний, тщательно скрываемых и от окружающих, и от самих себя. Искусство несомненно включает функцию компенсации.

Компенсирующая функция искусства в определенных условиях может даже выдвинуться на передний план, как это нередко случается в современной буржуазной культуре, духовные продукты которой предназначены для примирения человека с социальной действительностью, что достигается путем отвлечения его от повседневных забот, реальных проблем жизни. И все же компенсация — не основная и тем более не единственная функция искусства.

Обращаясь к проблематике искусства, Фрейд стремится раскрыть сущность художественного, и прежде всего поэтического, творчества.

Фрейд не рассматривает взаимоотношения между сознанием и бессознательным в процессе творческого акта.

Созданную им абстрактную схему отношений между сознанием и бессознательным Фрейд автоматически переносит на конкретные виды человеческой деятельности — на научную, художественную, сексуальную, повседневную поведенческую деятельность. При этом специфические особенности каждого из этих видов человеческой деятельности остаются не выявленными.

Постижение скрытого смысла и содержания художественных произведений Фрейд связывает с «расшифровкой» бессознательных мотивов и инцестуозных желаний, которые предопределяют, по его мнению, замыслы художника.

Психоанализ с его расчленением духовной жизни человека, выявлением внутрипсихических конфликтов личности и «расшифровкой» языка бессознательного представляется Фрейду если не единственным, то по крайней мере наиболее подходящим методом исследования художественных произведений, истинный смысл которых определяется на основе анализа психологической динамики индивидуально-личностной деятельности творцов и героев этих произведений.

Наряду с широкой популярностью идей Фрейда на Западе, его психоаналитические взгляды на сущность художественного творчества вызвали внутренний протест и критические возражения у реалистически настроенной интеллигенции.

Многим из них претила не только та сексуальная подоплека, которую основатель психоанализа всегда пытался отыскать в творчестве художника, но и та тенденция исследования художественного творчества, согласно которой исключительная роль в этом процессе отводится бессознательным влечениям человека, а сознательные мотивы в творчестве не учитываются.

С этих позиций фрейдовские взгляды на искусство были подвергнуты справедливой критике не только в марксистской, но и в прогрессивной буржуазной эстетической и искусствоведческой мысли.

Вместе с тем некоторые общетеоретические идеи Фрейда, и прежде всего те, которые касаются психологического воздействия произведений искусства на человека, индивидуально-личностной стороны художественной деятельности, психологии художника, зрителя и искусства в целом, были восприняты многими представителями художественной интеллигенции Запада.

Если учесть, что основатель психоанализа в своих теоретических работах выступал в роли непримиримого критика лицемерия буржуазной морали, религиозных иллюзий, буржуазных общественных устоев и капиталистической цивилизации в целом, то становится понятным, почему некоторые его психоаналитические концепции, включая и теоретические положения о психологии искусства, оказали столь большое влияние на формирование духовной и интеллектуальной атмосферы в определенных кругах буржуазного общества.

Учение про архетипы К.Юнга.

Карл Густав Юнг (нем. Carl Gustav Jung [ˈkarl ˈgʊstaf ˈjʊŋ]) (26 июля 1875, Кесвиль, Тургау, Швейцария — 6 июня 1961, Кюснахт, Цюрих, Швейцария) — швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии.

Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование архетипических образов, возникающих у пациентов.

Юнг развил учение о коллективном бессознательном, в образах (архетипах) которого видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений («Метаморфозы и символы либидо»). Цель психотерапии, по Юнгу, это осуществление индивидуации личности.

Также получила известность концепция психологических типов Юнга, разделяемых по установке (экстравертные и интровертные) и по сочетанию функций (мышления, чувства, ощущения и интуиции).

Юнг отрицал идеи, согласно которым личность полностью детерминирована её опытом, обучением и воздействием окружающей среды.

Он считал, что каждый индивид появляется на свет с «целостным личностным эскизом… представленным в потенции с самого рождения».

И что «окружающая среда вовсе не дарует личности возможность ею стать, но лишь выявляет то, что уже было в ней заложено», таким образом, отказавшись от ряда положений психоанализа.

Вместе с тем Юнг выделял несколько уровней бессознательного: индивидуальное, семейное, групповое, национальное, расовое и коллективное бессознательное, которое включает в себя универсальные для всех времён и культур архетипы.

Юнг является автором ассоциативного теста, в ходе которого испытуемому предъявляют ряд слов и анализируют скорость реакции при назывании свободных ассоциаций к этим словам.

Анализируя результаты тестирования людей, Юнг предположил, что некоторые сферы опыта у человека приобретают автономный характер и не подчиняются сознательному контролю. Эти эмоционально заряженные части опыта Юнг назвал комплексами.

В основе комплекса, по его предположению, всегда может быть обнаружено архетипическое ядро.

Лечение по Юнгу идет по пути интеграции психологических составляющих личности, а не просто как проработка бессознательного по Фрейду.

Комплексы, возникающие как осколки после ударов психотравмирующих ситуаций, несут не только ночные кошмары, ошибочные действия, забывание необходимой информации, но и являются проводниками творчества.

Следовательно, объединить их можно посредством арт-терапии («активного воображения») — своего рода совместной деятельности между человеком и его чертами, несовместимыми с его сознанием в других формах деятельности.

Архетип (от греч.

Αρχέτυπο — первообраз) — в аналитической психологии, основанной Карлом Юнгом, — универсальные изначальные врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах и мотивах сновидений.Те же структуры лежат в основе общечеловеческой символики мифов, волшебных сказок. Теоретически возможно любое число архетипов.

Эти типы, или «архаические остатки», Юнг назвал архетипами, используя выражение Блаженного Августина. Архетипы — непредставимые сами по себе, они проявляются в сознании следствиями самих себя, в качестве архетипических образов и идей.

Это коллективные универсальные паттерны (модели), или мотивы, возникающие из коллективного бессознательного и являющиеся основным содержанием религий, мифологий, легенд и сказок. У индивида архетипы появляются в сновидениях и грезах.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребенок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть.

Источник: https://cyberpedia.su/6xa16c.html

Ссылка на основную публикацию